Модель недиалогичности отношения личности к Другому

Е. Б. Старовойтенко

доктор психологічних наук, профессор,
зав. кафедрой психологии личности
департамента психологии факультета социальных наук
Национального исследовательского университета
«Высшая школа экономики» (Россия, Москва).

 

В современных гуманитарных и социальных науках проблема диалога раскрывается в контексте теорий культуры и языка, общества и индивида, сознания и текста, Я и интерсубъектных отношений. В психологических науках, в частности, психологии личности, изучаются диалоги индивидуальных сознаний, диалогичность речи и индивидуального познания, диалогическое общение и информационный обмен, внутриличностный диалог, диалог с собой и диалогическое Я личности. Во всех психологических исследованиях диалога подчеркивается роль Другого, находящегося в многообразных внешних и внутренних связях с индивидом. В том числе, изучается вовлеченность Другого в разные формы активности личности в группе, приобретающие, благодаря персональным усилиям и возможностям Другого, диалогический характер, влияющий на продуктивность внутригруппового взаимодействия. Однако, среди этих форм редко акцентируется собственное «отношение» личности к Другому, многопланово опосредованное другими людьми и выступающее, на наш взгляд, «единицей» генеза межличностного взаимодействия в группе. Помещая в фокус изучения «диалогичное отношение к Другому», исследователи, как правило, не обращаются к феномену «недиалогичности» данного отношения, хотя, полагаем, этот феномен часто становится условием деструктивной динамики индивидуального и группового функционирования.

Мы определяем «недиалогичность» как одну из возможностей становления отношения к Другому, как перспективу регресса диалогичного отношения, как бинарную оппозицию, присутствующую «в тени» диалогичной динамики отношения, как тенденцию в диалогичной развертке отношения, конфликт с которой способствует диалогу. Следуя этому многостороннему взгляду и опираясь на наши герменевтические исследования философско-психологических текстов, мы предлагаем модель недиалогичности отношения к Другому, разработанную на основе интерпретации экзистенциальной концепции Ж-П. Сартра, достаточно полно охватывающей закономерности и динамику движения личности к регрессу диалога.

Согласно данной модели, признаками недиалогичности отношения к Другому, являются:

  1. Придание Другому значения, не совпадающего с его значимостью и состоящего в попытках использования Другого как средства, объекта власти или самоутверждения.
  2. Непрохождение необходимых циклов взаимного «отрицания» с Другим в отношении к нему или неспособность личности отличить себя от Другого-объекта, испытать и принять свою объектность для Другого, признать взаимную объектность друг друга, реализовать свободу, автономию или субъектность» каждого в осуществлении возможностей друг друга.
  3. Игнорирование личностью телесности и телесного самовыражения Другого в непосредственном взаимодействии, или лишение его реальности, фактичности для себя.
  4. Бытие личности в «невидимости» для Другого, или незнание личности что ее видит Другой, бытие личности в качестве «невидимой» для себя в связи с отсутствием восприятия взгляда Другого.
  5. Существование личности для Другого и Другого для личности не как взаимно признаваемых индивидуальностей, а как «каждого», разделяющего со множеством других пользование орудиями мира, принадлежащими «всем» и объединяющих всех в безличном единстве. Невидение, незнание себя и Другого в аутентичности бытия превращают существование личности в «совместное одиночество».
  6. Отсутствие обращения личности к Другому как объекту или невозможность адресовать ему свои активные действия, постичь свою данность в Другом, а также сделать себя-неизвестного-в-Другом объектом самопознания.
  7. Непонимание личностью, что Другой всегда многозначен, воплощая множество сознаний и самосознаний, что ее представленность в нем преломляется сквозь эту множественность.
  8. Отрицание личностью свободы Другого. Вследствие этого она не может узнать себя во взгляде Другого, «дать Другому привести ее возможности к собственным возможностям», а также использовать возможности Другого в совместной активности.
  9. Переживание личностью опасности пребывания в качестве объекта для Другого: беспомощность перед оценками Другого, ощущение себя инструментом чужих возможностей, чувство, что для Другого выступаешь тем, кем не являешься, появление негативной самооценки под взглядом Другого.
  10. Непринятие на себя ответственности за бытие Другого, когда личность не признает субъектность Другого в отношении к себе, когда не может установить внутренней идентичности с Другим, продолжая его достоинства в собственном бытии.
  11. Потеря себя при непризнании своей объектности для Другого, когда личность отвергает себя как разглядываемого, познаваемого, оцениваемого Другим, старается ускользнуть от взгляда Другого, спрятать свое тело, утаить свои действия, закрыться для оценочных высказываний в свой адрес.
  12. «Слепота» как отказ Другому в существовании: игнорирование его взгляда, невидение себя в бытии Другого, бессознательное «вбирание» Другого в себя без осознания его присутствия. «Есть люди, которые умирают, ничего не подозревая, за исключением кратких и ужасающих озарений, что был Другой».
  13. Соблазн как конституирование личностью себя в качестве наиболее значимого объекта для Другого на основе завоевания и превышения его субъективности. Действия личности указывают на максимум и исключительность возможностей для Другого в среде взаимодействия с ней и на себя как единственного посредника в его успехах и достижениях в мире других людей.

В системе отношений каждой конкретной личности к Другому, существующих внутри группы, недиалогичность играет двойственную роль. Она может быть разрушителем продуктивной совместности жизни в группе, а также потенциалом проблематизации существующих в ней форм реального взаимодействия личностей друг с другом, взаимной представленности личностей друг в друге, их самопознания в координатах единства с другими людьми.

 

До загального списку публикацій

 

Назад