Готовность личности к самореализации как психологическая проблема

П. П. Горностай

Впервые опубликовано под названием "Готовность личности к саморазвитию как психологическая проблема" в сборнике: Проблемы саморазвития личности: методология и практика. - Сб. науч. трудов. Депонировано в ИНИОН АН СССР № 42525 от 27.07.1990 г. - С. 126-138.

С изменениями и дополнениями опубликовано на сайте автора 11.02.2005 г.

 

Проблема развития личности всегда стояла в центре внимания наук о человеке. Самые первые донаучные и более поздние натурфилософские концепции трактовали развитие как развертывание врожденных качеств и свойств. Несмотря на то, что еще в античной психологии выдвигаются идеи о зависимости развития личности от образа жизни (Аристотель), тем не менее, очень долго развитие понималось как созревание. Позже, как отрицание этих воззрений, появляется противоположная примитивно-социологизаторская трактовка личности как пассивного слепка внешних факторов и жизненных обстоятельств.

В ХХ веке одно из лучших объяснений социальной сущности личности осуществлено в рамках культурно-исторической теории Л. С. Выготского [6], согласно которой личность не "созревает" из внутренних предпосылок, а "формируется", достраивается на биологическом фундаменте той системой общественных отношений, в которых развивается человек. Высшие психические функции не представлены в человеке от рождения, а даны лишь в виде потенциальной возможности. Переход из потенциального в актуальное происходит благодаря взаимодействию природных и социальных факторов в процессе социализации, важнейшим механизмом которой является интериоризация личностью культурного опыта человечества. В отличие от социологизаторских теорий, где фактически отрицается роль наследственности, развитие с позиций культурно-исторической теории является диалектическим отрицанием. В процессе онтогенеза приобретается относительная независимость от врожденных задатков человека, которые, в конечном счете, не предопределяют развития высших психических функций.

Связь врожденных задатков и развившихся способностей неоднозначна и опосредована. Автор теории деятельности А. Н. Леонтьев [13] утверждал, что задатки "чисто человеческих" способностей не врожденны, а формируются при жизни, и их природа связана с так называемыми "функциональными органами". Это согласуется с данными дифференциальной психологии и психофизиологии, в частности с идеями В. М. Русалова [20] о наличии промежуточных звеньев между врожденными качествами и актуальными способностями.

Биологические факторы лишь в том случае играют решающую роль в развитии (а точнее, в неразвитии) личности, когда существуют врожденные органические дефекты (чем больше патология, тем большее влияние). В этом случае, развитие может не выходить за рамки созревания. При отсутствии врожденных патологий на определенном этапе решающим становится формирование в условиях социальной среды. От него, в конечном счете, зависит, останется ли человек на уровне индивида (например, дети, выросшие вне общества), или сформируется как личность.

В то же время, совершенно очевидно, что невозможно все индивидуальные проявления личности человека объяснить влиянием системы общественных отношений, а тем более нельзя вывести их из индивидных характеристик. Понятий "индивид" и "личность" оказывается недостаточно для описания, например, высших способностей человека и ярких проявлений его творческой активности. Это ограничение можно преодолеть, используя понятие "индивидуальность", рассматриваемое, согласно Б. Г. Ананьеву [2], как надличностное образование, высшее проявление человека, интегративно объединяющее понятия "индивид", "личность" и "субъект деятельности".

Если личность - это социальная сущность человека, то она неминуемо несет на себе отпечаток общественной системы и является ее продуктом. Для личности одной из существенных потребностей является потребность выполнения общественного долга (социальных ожиданий). Именно поэтому в общественную машину тоталитарных режимов хорошо вписывались личности, но совершенно не вписывались индивидуальности, которых она безжалостно уничтожала.

Изучение индивидуальности - это возврат к человеку, рассмотрение его не как "винтика" общественной системы, а как субъекта не только деятельности, но и собственной судьбы. Однако это не возврат к индивиду, а переход на новую диалектическую ступень, второе отрицание. Процесс развития индивидуальности можно назвать индивидуализацией, в основе которой лежит механизм экстериоризации, то есть социальной отдачи личности, творчества. Но стать индивидуальностью можно, лишь став личностью, однако для этого недостаточно социальной детерминации. Здесь вступают в силу индивидуальные, личностные, субъектные факторы. Выдающаяся индивидуальность становится как бы над обществом, вступает с ним в противоречие, развивается вопреки социальным ожиданиям. Такой уровень развития нельзя свести к формированию. Индивидуальность не просто формируется, а самореализуется, саморазвивается. Иными словами, гения нельзя сформировать. Создать его может лишь он сам. Как утверждал А. Г. Асмолов, индивидом рождаются, личностью становятся, индивидуальность отстаивают.

Приоритет внутренних факторов в развитии индивидуальности часто рождает некорректные выводы о врожденности высших проявлений способностей - таланта и гениальности. Это мнение опровергается "надличностной" трактовкой индивидуальности, ибо "движитель" развития индивидуальности не врожденный, а формируется как личностное образование. Культурно-историческое влияние на развитие личности опосредует влияние наследственных факторов. Самореализация личности всегда характеризуется ситуацией, когда личность становится субъектом собственного развития. Это хорошо подтверждается мнением Ф. Баррона [4], считающего способность проектировать себя главной функцией личности, осуществляемой посредством творчества.

Три уровня развития - созревание (развертывание по внутренней программе), формирование (интериоризация внешних влияний, ассимиляция, адаптация) и самореализация (экстериоризация, творческая деятельность, жизнетворчество), а также факторы и результат развития представляют собой гегелевскую триаду - отрицание отрицания. Взаимосвязь этих уровней может иметь следующий вид:

Схема 1. Диалектика уровней развития личности

Уровень развития Факторы развития Результат развития
самореализация субъектные индивидуальность
формирование социальные личность
созревание биологические индивид

Соответственно, ступени развития личности, соответствующие им процессы и механизмы развития, а также основные формы активности можно представить в виде следующей схемы:

Схема 2. Диалектика ступеней развития личности

Ступени развития индивид ® личность
(первое отрицание)
личность ® индивидуальность
(второе отрицание)
Процессы развития социализация индивидуализация
Механизмы развития интериоризация экстериоризация
Формы активности научение творчество

Концепция самореализации, как и близкие ей концепции самоактуализации тесно связаны с развитием гуманистической психологии на Западе во 2-й половине ХХ столетия, прежде всего - в трудах А. Маслоу [14]. Однако сходные мысли развивал еще в 1940 году украинский психолог Г. С. Костюк. Рассматривая сложную диалектику влияния наследственности, среды и воспитания на развитие личности, когда приобретенные качества становятся новыми внутренними условиями развития, он пришел к идее саморазвития: "Возникают высшие формы самодвижения развивающейся личности, выражающиеся в ее сознательной целеустремленности, в стремлении работать над собой, вырабатывать у себя те или иные качества, руководствуясь определенным идеалом, подчинять своей власти игру сил своей собственной природы. При наличии такой целеустремленности личность до некоторой степени сама начинает руководить своим собственным психическим развитием" [11, с. 37]. В последнее время с идеями самореализации и у нас в стране, и на Западе, связано развитие разнообразных гуманистических направлений психотерапии. Отдельные проблемы самореализации рассматриваются в современных отечественных исследованиях: так, проблемы самореализации в брачно-семейных отношениях рассматривает Л. А. Коростылева [10], самореализацию в рамках ролевой парадигмы исследует автор в своей докторской диссертации "Психология ролевой самореализации личности".

Уровни развития человека не следует понимать как этапы, разделенные во времени, точно также ступени развития - это не хронологические стадии, а скорее характеристики неких качественных результатов развития, которые не всегда последовательны. Элементы самореализации могут наблюдаться очень рано. Примером тому являются одаренные дети, которые избирательно и интенсивно занимаются любимым видом деятельности, которое является условием развития их способностей. Детская одаренность - одно из проявлений индивидуальности человека. Механизм психического развития можно представить в виде следующей цепочки, которую мы условно назовем спонтанной ситуацией развития:

Схема 3. Спонтанная ситуация развития

 потребности  ®  противоречия  ®  активность  ®  развитие 

Потребности представляют собой сложную иерархию, в основании которой находятся базовые потребности, которые, как правило, предопределяются наследственными механизмами. Однако даже они в процессе социального развития подвержены социализации.

Изображенная схема не является абсолютной. Не всякие потребности ведут к противоречию, не каждое противоречие ведет к активности и т. д. Для осуществления развития нужно, чтобы непосредственная возможность удовлетворения потребностей отсутствовала, но была представлена в виртуальном виде. Схема является также многовариантной и разветвленной. Скорее всего, это не одна цепочка, а целый спектр возможных вариантов. При блокировке одного из них (что определяется различными внутренними и внешними факторами), актуализируется другой путь. Уже на ранних этапах развития происходит индивидуализация пути психического развития, когда из разных возможных вариантов один становится более вероятным, чем другие. Однако в такой ситуации развития существует приоритет средовых влияний, а не сознательный выбор субъекта.

Развитие предполагает формирование новых потребностей (вторичных, третичных и т.д.). Однако одними потребностями, как первоисточниками развития, нельзя объяснить примеры высшего развития способностей человека, как нельзя свести их к социальным факторам. Помимо активности, вытекающей из базовых потребностей, и направленной на адаптацию в конкретной ситуации, существует надситуативная, или как ее называет В. А. Петровский [17], неадаптивная активность личности. Она не может быть объяснена с позиций теории адаптации, но хорошо вписывается в концепции самореализации личности.

Общество дает социальный заказ на гения, но его способности не определяются уровнем развития общества, не являются лишь интериоризацией способностей, воплощенных в человеческой культуре. Гений всегда перерастает свою эпоху или создает новую эпоху. Потребности, движущие гением, настолько своеобразны, что они не вытекают прямо из жизненных потребностей человека. Их может сформировать лишь особая личностная направленность гения, которая в сочетании с другими особенностями представляет собой феномен, который мы называем готовностью к самореализации. Эти потребности удовлетворяются разными формами активности, среди которых одно из ведущих мест занимает творческая деятельность. Одним из мотивов творчества (иногда очень существенным) выступает желание самореализоваться. В творческой деятельности человек творит сам себя. Поэтому, говоря о состоянии готовности к творчеству, нужно сказать о состоянии готовности личности к самореализации.

Высшие формы развития человека нельзя описать спонтанной ситуацией развития. Источником развития, точнее саморазвития, здесь выступают не первичные потребности, а потребности в самореализации, являющиеся, в свою очередь, продуктом развития личности. Такой процесс можно изобразить на схеме, которую мы условно назвали субъектной ситуацией развития. Она представляет собой более высокий виток спирали развития личности и индивидуальности.

Схема 4. Субъектная ситуация развития

 потребности в самореализации  ®  противоречия  ®  творческая активность  ®  самореализация 

Цепочка самореализации тоже многовариантна. Но если на предыдущем уровне выбор пути осуществлялся под влиянием преимущественно средовых влияний, то здесь решающую роль играет личный, часто сознательный выбор субъекта. Именно этот выбор и лежит в основе творения себя, самореализации. Лишь на высшем уровне человек становится субъектом развития себя. На предыдущих уровнях его формирование обусловлено внешними влияниями. Биологические и наследственные факторы хоть и являются внутренними, но они внешние по отношению к субъекту.

Психологическая готовность к самореализации - это системное явление, проявляющиеся в виде ситуативной (например, состояние вдохновения) или долговременной, устойчивой готовности, являющихся диалектическим единством психических состояний и свойств личности. Готовность представляет собой систему личностной и функциональной, а также содержательной и оценочной сторон. Выделенные блоки - это различные формы проявления готовности, встречающиеся в реальной жизнедеятельности субъекта.

Схема 5. Готовность личности к самореализации

Личностная сторона Функциональная сторона
Отношение к себе Направленность личности Оценочная сторона
Качества индивидуальности Опыт личности Содержательная сторона

Первый блок (отношение к себе) представляет собой элемент самосознания личности. Оно включает в себя оценку своих возможностей, которая может выражаться в осознании призвания, особого предназначения личности, возможности решить задачу, недоступную другим. Однако оно может быть и неосознанным (или недостаточно осознанным) и опираться на интуицию. Этот блок включает в себя также образ идеального "Я" или, шире - идеалы личности.

Второй блок (направленность) представляет собой мотивы и потребности творчества (мотивы самоактуализации) и ценностные ориентации личности. Потребности могут быть разделены на две группы: потребности творить "что-то" и потребности творить "себя". Потребности и ценностные ориентации выражаются в интересах, склонностях, желании творить, потребности выразить себя в творческом произведении. Оценочная сторона готовности представляет собой систему отношений личности [16].

Третий блок - это творческие способности личности, являющиеся важнейшим фактором (фундаментом) самореализации. Развитие способностей непосредственным образом связано с развитием творческого отношения к себе и направленности.

Четвертый блок - это операциональная система, представляющая собой инструментарий, способствующий реализации потребностей в творчестве и самореализации. Это не только непосредственный опыт, но и фиксированные установки, диспозиции личности. Установка определяет направленность активности человека и трактуется именно как готовность к определенным способам деятельности. Можно говорить об установке на самореализацию, то есть, состоянии, которое способствует включению механизмов самореализации при способствующих условиях.

В то же время, самореализацией, саморазвитием мы называем не всякое развитие личности, а лишь предполагающие высокую активность субъекта. Даже в недостаточно благоприятных социальных условиях активность выступает средством самореализации. Если же активность субъекта недостаточна, но сильно влияние социальной среды, то формирование личности при этом происходит по принципу адаптации.

Субъектные факторы (готовность к самореализации) появляются уже на ранних этапах развития человека. Это видно на примерах ранней детской одаренности, важнейшим компонентом которой, по мнению Н. С. Лейтеса [12] является склонность к творческому труду. Спонтанное детское творчество иллюстрирует именно самореализацию, а не формирование, в отличие, например, от творческого тренинга. Приоритетом субъектных факторов в развитии человека можно объяснить примеры позднего развития талантов и раннего увядания детской одаренности.

Понимание человека как субъекта деятельности вообще традиционно для отечественной науки, несмотря на десятилетия "обезличивания" психологии, когда приоритет отдавался изучению индивидных качеств и познавательных психических процессов человека. В советской психологии проблема субъекта хотя и не была доминирующей, однако всегда рассматривалась как важная методологическая проблема в трудах Б. Г. Ананьева [2], К. А. Абульхановой-Славской [1], А. В. Брушлинского [5] вплоть до попыток субъектного обоснования всей психологической науки, осуществляемых В. А. Татенко [21]. Раннее развитие способностей, казалось бы, свидетельствует об их врожденности и приоритете биологических факторов. Однако это развитие возможно только при определенном уровне социализации человека, без которой не формируется готовность к самореализации. Другими словами, расцвет детской одаренности возможен только в человеческом обществе и невозможен за его пределами (например, среди обезьян или волков).

Трактовка самореализации как субъектного уровня развития личности открывает плодотворные перспективы построения моделей личности, ее развития и жизненного мира в самых разнообразных сферах личностного функционирования с использованием понятий "роль", "ролевое взаимодействие". Существуют теории личности, базирующиеся на ролевых, драматургических подходах [9; 15; 18; 22]. Тем не менее, эти теории отличаются значительными методологическими расхождениями, и в их рамках многие актуальные проблемы развития личности остаются не решенными. Обобщая результаты исследований в рамках этой парадигмы, автор разработал концепцию, в которой жизненный мир личности рассматривается как "сцена", ее жизнедеятельность как "драматическое действие", ролевой конфликт как движущая сила развития личности, а жизненный кризис - как ролевой конфликт в сфере жизненных ролей [7; 8; 18; 19]. При этом личность рассматривается как субъект жизненных ролей, а не как совокупность черт, несмотря на то, что парадигма черт является более традиционной в современной экспериментальной психологии личности.

В заключение, хочется остановиться на таких социальных феноменах, которые позволяют говорить о творческом потенциале не только отдельного человека, но и больших групп людей. Можно высказать идею о существовании готовности к самореализации на уровне общественного сознания. Если использовать понятие "коллективного субъекта", то в данном случае нужно рассматривать понятие "коллективного субъекта жизнетворчества". Это не простой симбиоз социальных и субъектных факторов. Это особая общественная атмосфера, высокий уровень интеллектуально-нравственного потенциала социальной общности, способствующий расцвету и самораскрытию талантов. Примерами таких "очагов самореализации" могут служить, например, древние Афины VI-V вв. до н. эры или итальянская Флоренция XV-XVI вв., давшие высочайшую "пространственно-временную плотность" гениев.

Общественно-психологическая готовность к самореализации это, выражаясь метафорически, - "коллективная индивидуальность", ибо она создается интеграцией индивидуальностей и не сводится к системе только социальных факторов развития личности. Это интеллектуально-нравственный фонд, который на уровне человечества объединяется понятием "ноосфера".

К подобному миропониманию единства человека и Вселенной подошла восточная философия и психология, в которой за мистическими религиозными оболочками содержатся ценные идеи самореализации как преодоления индивидной ограниченности и выход на трансцендентный уровень космической (надличностной и надсоциальной) общности с миром. Под самореализацией восточная философия понимала не столько саморазвитие, сколько самогармонизацию, самоочищение, что является общим почти для всех религиозных мировоззрений.

 

Литература

  1. Абульханова-Славская К. А. О субъекте психической деятельности. - М.: Наука, 1973. - 287 с.
  2. Ананьев Б. Г. Избранные психологические труды: В 2-х т. Т. 1. - М.: Педагогика, 1980. - 232 с.
  3. Асмолов А. Г. Психология личности: Учебник. - М.: Изд-во МГУ, 1990. - 367 с.
  4. Баррон Ф. Личность как функция проектирования человеком самого себя // Вопросы психологии. - 1990. - № 2. - С. 153-159.
  5. Брушлинский А. В. Проблемы психологии субъекта. - М.: ИП РАН, 1994. - 109 с.
  6. Выготский Л. С. История развития высших психических функций // Собр. соч. - М.: Педагогика, 1983. - Т. 8. - С. 6-328.
  7. Горностай П. П. Основні тенденції функціонування особистості у ракурсі рольової теорії // Наукові студії з соціальної та політичної психології. - Вип. 6 (9). - К., 2002. - С. 44-57.
  8. Горностай П. П. Измерение локуса ролевого конфликта // Психологическая диагностика. - 2004. - № 3. - С. 88-95.
  9. Гофман И. Представление себя другим в повседневной жизни / Пер. с англ. - М.: "Канон-пресс-Ц", "Кучково поле", 2000. - 304 с.
  10. Коростылева Л. А. Психология самореализации личности: брачно-семейные отношения. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2000. - 292 с.
  11. Костюк Г. С. О роли наследственности, среды и воспитания в психическом развитии ребенка // Советская педагогика. - 1940. - № 6. - С. 15-30.
  12. Лейтес Н. С. Об умственной одаренности. - М.: Изд-во АПН РСФСР, 1960. - 215 с.
  13. Леонтьев А. Н. Проблемы развития психики. - М.: Изд-во МГУ, 1981. - 584 с.
  14. Маслоу А. Г. Дальние пределы человеческой психики / Пер. с англ. - СПб.: Изд. гр. "Евразия", 1997. - 430 с.
  15. Морено Я. Психодрама / Пер. с англ. - М.: Апрель Пресс, ЭКСМО-Пресс, 2001. - 528 с.
  16. Мясищев В. Н. Психология отношений: Избранные психологические труды. - М.: Ин-т практ. психологии; Воронеж: НПО "МОДЭК", 1995. - 356 с.
  17. Петровский В. А. Психология неадаптивной активности. - М.: ТОО "Горбунок", 1992. - 224 с.
  18. Психология личности: Словарь справочник / Под ред. П. П. Горностая и Т. М. Титаренко. - К.: Рута, 2001. - 320 с.
  19. Психологія життєвої кризи / Відп. ред. Т. М. Титаренко. - К.: Агропромвидав України, 1998. - 348 с.
  20. Русалов В. М. Теоретические проблемы построения специальной теории индивидуальности человека // Психологический журнал. - 1986. - Т. 6. - № 4. - С. 23-35.
  21. Татенко В. А. Психология в субъектном измерении. - К.: Вид. центр "Просвіта", 1996. - 404 с.
  22. Mead G. H. Mind, self, and society: From the standpoint of a social behaviorist. - Chicago: Univ. press, 1962. - 401 p.

 

К общему списку публикаций

 

Назад