Будет ли защищать человека государственная психологическая служба?

П. П. Горностай

Философская и социологическая мысль. - 1992. № 11. С. 99-102.

 

Многие западные психотерапевты приходят к парадоксальному выводу: в то время, как они всеми силами стремятся помочь своим клиентам справиться с неврозами, с переживаниями жизненных кризисов и прочими "болезнями цивилизации", другие их коллеги с не меньшей энергией эти болезни создают, работая в рекламных агентствах, средствах массовой информации, пропаганды и т.д.

За этой иронией скрыта очень глубокая мысль. Очевидно, практическую психологию как систему средств воздействия на психику человека можно рассматривать двояко: 1) как помощь конкретному живому человеку - субъекту, имеющему собственное право на свободу; 2) как средство манипулирования этим человеком - объектом удовлетворения чьих-то иных интересов - государства, политической партии, монополии, торговой фирмы и т.д. От того, какая направленность преобладает, зависит многое, в конечном счете - свобода человека и здоровье общества.

Эта проблема остро стоит даже в странах с развитой психологической службой, где сильны традиции гуманистической психотерапии и где принципы гуманизма и защиты прав человека достаточно крепки во всех сферах - от обыденного сознания и до уклада политической жизни. Что уж говорить о нашем грешном государстве, где гуманизм и права человека - предмет пока еще мечтаний и чаянии.

Недавно от нашей верховной власти поступил заказ на создание психологической службы. Само по себе это событие замечательно. Но в отсутствие традиций и опыта трудно представить, что мы получим в результате, если ее удастся разработать. В первом варианте модели службы ее система жестко централизована и подчинена государственной власти. Невольно напрашивается аналогия с судебно-правовой системой нашей страны, которая, превратившись, по сути, в государственную юстицию, стала защищать не человека от государства, а государство от человека. Не произойдет ли такая же метаморфоза и с государственной психологической службой?

Вопрос не праздный, ибо в каждой из отраслей возможны различные подходы к решению практических задач. Школьная психологическая служба может помочь ребенку в его личных проблемах, в осуществлении профилактики перегрузок и даже защиты от произвола учителей и дирекции; а может дать в руки тем же учителям и дирекции психологические средства укрепления авторитарной дисциплины. Психологическая служба в армии может помогать солдату повысить эмоциональную устойчивость в бою, содействовать предотвращению "дедовщины"; а может дать психологические средства превращения этого солдата в жестокий автомат, способный выполнить любой, даже самый безнравственный приказ.

То же самое возможно и в производственной, юридической и других отраслях психологической службы. Даже в медицинской психологии, ориентированной, казалось бы, на исключительный гуманизм, оказался возможным "феномен Кашпировского" с его почти демонической властью над толпой.

Насколько же серьезны опасения, что созданная психологическая служба вместо средства психологической помощи человеку может превратиться в инструмент промывания мозгов и манипулирования сознанием и поведением людей в руках государства? Для подобных прогнозов есть достаточные основания. Вот, на мой взгляд, важнейшие из них:

1. Начиная с 20-30-х годов в нашей стране практически полностью отсутствуют опыт и традиции профессиональной психологической помощи человеку. В то же время опыт манипулирования сознанием масс в крупных масштабах, с использованием искусства и средств массовой информации, имеет солидную историю. О готовности воспринять именно манипулятивный способ воздействия на людей говорит повальное увлечение, например, книгами Д. Карнеги, по которым у большинства людей сформировалось представление о практической психологии. Вполне естественно предположить, что новая психологическая служба начнет с более привычных для общественного мнения средств и методов.

2. Государство и верховная власть уже дошли до понимания того, что им требуются услуги психологии, и дали заказ на создание службы. Основная же масса простых людей еще не осознала, что нуждается в психологической помощи профессионалов. Практикующие психологи могут подтвердить, что большинство людей, даже имеющих серьезные психологические проблемы, не спешат обращаться к специалистам, а порой даже не знают, что такие специалисты существуют. Где спрос, там и предложение. Следовательно, служба будет создана прежде всего для государства, а не для человека.

3. У психологов-практиков (как опытных, так и тех, кто в последние годы заканчивает всевозможные курсы) складывается определенный приоритет в выборе инструментария. Так, директивные методы психотерапии более популярны, чем недирективные, клинические - более, чем личностно ориентированные. Наибольший интерес вызывают NLP, медитация, гипноз, то есть методы активного (а порой и насильственного) вмешательства в психику человека. В то же время явно недооцениваются гештальт-терапия, логотерапия и другие гуманистические методы. Хотя сейчас именно они были бы наиболее уместны в нашем обществе, где после социально-экономических потрясений резко возросли проблемы целостности личности, потери и поиска смысла жизни, экзистенциальные фрустрации. Стихийно сложившийся приоритет методов, а часто и неразборчивость в их выборе вкупе с невысокой квалификацией большинства практиков способны повлиять и на характер деятельности службы в целом.

4. В условиях рыночной экономики будет действовать принцип: "кто платит, тот и заказывает музыку". Государственная психологическая служба будет оплачиваться государством, и не исключено, что оно захочет, чтобы деньги были использованы по его усмотрению. Следовательно, система будет обслуживать прежде всего государство, а потом, возможно, человека. Полностью ориентированной на клиента может быть только частная служба, оплачиваемая из его кармана. Но учитывая массовое обнищание людей и высокую стоимость услуг, частная психологическая служба широкого распространения не получит.

Совершенно закономерен вопрос: как сделать, чтобы служба эффективно работала на человека? Один из ответов на него можно найти в интересной, научно обоснованной статье В.Ф.Моргуна [1], который утверждает, что служба не должна быть государственной, а может включать самые разные, основанные на различных формах собственности центры.

Но, сделав шаг вперед, уважаемый автор тут же делает шаг назад, высказав мнение, что руководители региональных центров должны быть одновременно советниками представителя Президента в соответствующих регионах. Вот этого как раз делать нельзя, ибо это путь к недопустимому сращиванию системы психологической службы с государством.

Похожие опасения высказала и группа народных депутатов, обсуждавших концепцию службы. Поняв, какими отрицательный ми последствиями чревата централизованная государственная модель, они предложили другой вариант - "национальную систему социально-психологических служб", в которой авторитарное начало не закладывается изначально, хотя и не ликвидируется полностью его вероятность.

На мой взгляд, одной из гарантий защиты интересов человека может служить выведение "системы служб" из подчинение государству. Вместо централизованности нужно дать полную независимость всем центрам и службам и заставить их подчиняться не по субординации, а только законам и нормативным документам, которые должны быть разработаны в полном объеме: положениям, уставам, квалификационным характеристикам, этическим кодексам и т. п. Вышестоящим же органам, вместо права командовать нижестоящими, нужно дать полномочия контроля за соблюдением законов и положений и применения санкций в случае несоблюдения, а также право осуществлять координационную деятельность. Помочь этому должна развитая информационная служба, которая обеспечит обмен информацией и сделает деятельность специалистов более доступной для анализа и контроля.

Эти, а возможно - и иные гарантии, а также четкое определение задач деятельности должны быть заложены в разрабатываемую концепцию Психологической службы Украины. Конечно, будет замечательно, если обрисованные мною мрачный перспективы не осуществятся, и действительность окажется оптимистичнее. Поэтому крайне важно тщательно обсудить все возможные варианты именно на уровне разработки проекта концепции Психологической службы.

 

Література

  1. Моргун И. Ф. Очерк проекта концепции Психологической службы Украины // Философская и социологическая мысль. - 1992. - № 7. - С. 22-26.

 

К общему списку публикаций

 

Назад