РОЛЕВОЙ КОНФЛИКТ И ПРОБЛЕМА ВЫБОРА

П.П.Горностай, к.пс.н., ИСПП АПН Украины

Психологія на перетині тисячоліть: Зб. наук. праць учасників 5-х Костюківських читань: В 3-х т. - К.: Гнозис, 1998. - Т. 1. - С. 319-326.

 

Анотація: Стаття присвячена проблемі особистісного вибору в умовах рольового конфлікту. Розглянуті різні типи ситуацій рольового конфлікту. Розв'язання рольового конфлікту анализізується з точки зору особистісного вибору: між суперечливими ролями; між экспектаціями значущих людей; між собою та іншими. Характер вибору пов'язаний з інтернальними чи екстернальними стратегіями розв'язання рольового конфлікту, а також з локусом рольового конфлікту. Пропонуються конкретні практичні варіанти психологічної допомоги особистості в умовах рольового конфлікту.

Summary: The article is devoted to problem of personality choice in conditions of role conflict. The various types of role conflict situations are considered. The decision of role conflict is analyzed from standpoint of personality choice: between contradictory roles; between expectations of significant people; between self and other ones. The character of choice is associated with internal or external strategy of role conflict decision, as well as with locus of role conflict. The particular practical variants of psychological aid of personality in conditions of role conflict are offerred.

 

Понятие ролевого конфликта по разным причинам не совсем традиционно для отечественной психологии. Во-первых, ролевые теории у нас никогда не были достаточно распространенными ни при изучении социальных процессов и межличностного взаимодействия, ни при исследовании личности и ее поведения.

Во-вторых, в изучении социально-психологических явлений (как и любых других социальных феноменов) превалировал классовый подход, предполагающий макроструктурный анализ и рассматривающий все общество в культурно-историческом контексте, а ролевая микроструктура социума часто оставалась вне поля внимания. В ключе общесоциальных ценностей изучались даже психология малых групп и социальная психология личности (взять хотя бы такую концепцию, как психологическая теория коллектива).

В-третьих, в отечественной традиции долго не была реализована практика психологической помощи индивиду и малой группе, в результате чего многие практические ролевые подходы не получили достаточного развития. Несмотря на то, что в последнее десятилетие ситуация резко изменилась, психологическая наука и практика отстают от потребностей жизни, и можно сделать вывод, что такие научные разработки, как психологические концепции ролевых конфликтов находятся у нас практически на начальном этапе. В то же время, учитывая богатый зарубежный опыт (см. Горностай, 1997) назрела необходимость резко активизировать усилия в этом направлении.

Проблема ролевых конфликтов может рассматриваться в двух аспектах: как проблема психологии межличностных отношений и проблема социальной психологии личности. Второй подход, как более фундаментальный, обещает быть плодотворным, ибо на особенности межличностных отношений в конечном счете влияют личностные детерминанты. Кроме того фундаментальные исследования проблемы ролевых конфликтов еще недостаточно реализованы, они значительно отстают от экспериментальных и прикладных разработок не только у нас, но и за рубежом.

По определению одного из ведущих специалистов в области ролевых теорий Брюса Биддла, "ролевой конфликт - это любое из нескольких возможных относительно продолжительных несоответствий между элементами ролей, проявляемых людьми в социальной ситуации, которые приводят к проблемам для одного или большего числа этих людей как индивидуумов" (Biddl et al., 1960, p. 32).

При всем разнообразии типов ролевых конфликтов, описание которых встречается в литературе (Лейтц, 1994; Biddl et al., 1960; Stryker & Macke, 1978 и др.), их можно разделить на две большие группы: 1) внешние, или межличностные (зависящие от объективных характеристик - реальных ролевых ожиданий, ролевого поведения, ролевых норм и т.п.); 2) внутренние, или внутриличностные (зависящие от компонентов когнитивной структуры индивида, например, его представления о ролевых ожиданиях, Я-концепция человека).

Неверно думать, что только конфликты второй группы относятся к личностным проблемам. Любые ролевые противоречия так или иначе создают для личности психологическую дисгармонию, которую необходимо преодолевать. Личностный подход к решению ролевых конфликтов прежде всего предполагает соотносить их с последствиями, отражающимися на психологическом здоровье личности. Рассмотрим основные типы ситуаций, в которых эти последствия можно наблюдать:

I. Несовместимость различных ролей. Эти ситуации возникают тогда, когда различные роли (или компоненты ролевого кластера) не могут функционировать одновременно, или когда играние одной роли существенно затрудняет исполнение другой. Примером могут служить: противоречия между семейными и профессиональными ролями (женщина не может реализовать себя как мать так, чтобы это не отразилось на профессиональной деятельности); противоречия между ролью руководителя и профессионала (директор НИИ руководит коллективом в ущерб собственным научным замыслам) и т.п.

II. Противоречия между ролевыми ожиданиями разных людей. Ситуации возникают тогда, когда на исполнение роли оказываются противоречивые или взаимоисключающие друг друга требования со стороны разных людей из значимого окружения личности. Примеры: роль молодой жены видится мужем иначе, чем свекровью; представления о роли руководителя подразделения не совпадают у подчиненных и вышестоящего начальства.

III. Противоречия между ролью, которую необходимо выполнять и ролевой Я-концепцией личности. Эти ситуации возникают в том случае, когда исполняемая роль (или та, которую предстоит взять на себя личности) не соответствует собственным представлениям человека о роли, а также представлению о себе, как субъекте этой роли. Примеры: случаи неверно избранного жизненного пути (вопреки своему призванию); отсутствие единомышленников, которые принимают человека и его роли такими, какими он их видит сам.

IV. Противоречия между ролевым поведением и ролевыми ожиданиями. Возможны ситуации односторонних и двусторонних противоречий (случаи дивергентных ролей, или полная ролевая несовместимость). Примеры: поведение жены не совпадает с идеальными представлениями мужа о типичной роли жены (и/или наоборот); ролевое поведение нового руководителя не совпадает со сложившимися при старом начальнике ожиданиями к этой роли со стороны подчиненных.

В описанных жизненных ситуациях возможны различные варианты психологической помощи, определяемые конкретными обстоятельствами. Однако существуют и общие моменты. Три первых типа объединяет то, что их решение можно свести к проблеме личностного выбора субъектом роли. В первом случае - это выбор между противоречивыми ролями. Во втором - между значимыми людьми. В третьем - между собой и группой, или сложившимися социальными обстоятельствами. Необходимость выбора - очень серьезная экзистенциальная задача, от эффективности решения которой может зависеть, произойдет ли личностный рост или наступит жизненный кризис (Титаренко, 1998).

Четвертый тип ситуаций хоть и относится к межличностной проблематике, но также создает внутриличностные проблемы, как для субъекта ролевого поведения, так и для субъекта ролевых ожиданий, и тем большие, чем большая степень интернальности в решении возникшего конфликта. При всем разнообразии воздействий (коррекция ролевых ожиданий и принятие роли другого, коррекция неадекватных представлений о ролевых ожиданиях партнера и др.) здесь также возможны варианты личностного выбора: это, прежде всего, выбор между собой и значимым другим, между внутренней и внешней локализацией конфликта. В том случае, когда человек подчиняет свое поведение ролевым ожиданиям партнера, конфликт загоняется вовнутрь, переходит из межличностного во внутриличностный.

Проблема интернальности-экстернальности ролевого конфликта характерна для третьего и четвертого типа описанных ситуаций. Она выражается в выборе между ценностями, связанными с собственным Я человека, и ценностями, ассоциируемыми с другими людьми. В выборе между "Я" и "не-Я" заключается самая общая стратегия поведения в ролевом конфликте. Однако решение о том, выносить ли его в сферу межличностных отношений или загонять вовнутрь, не дается легко и безболезненно. Оно зависит от таких существенных характеристик личности, как Я-концепция и система личностных смыслов. Какая стратегия решения ролевого конфликта лучше, определяется в каждой конкретной ситуации, однако следует отметить, что ориентация на внутренний конфликт менее благоприятна для личности, так как может стать причиной неврозов или психосоматозов.

Вообще говоря, интернальность больше характерна для невротиков. Однако критерий отличия здоровой личности лежит не в преобладании какой-либо стратегии, а в трудностях перехода между ними. Для невротика сложен выбор экстернальной формы поведения, а наоборот, невозможность выработки интернальной характерна для некоторых социально дезадаптированных форм психопатии. В то же время, у здорового человека возможно преобладание какой-либо из стратегий, что позволяет говорить о локусе ролевого конфликта, как об устойчивой характеристике личности.

Если для двух последних типов ситуаций невротическое реагирование связано с ориентацией на внутренний ролевой конфликт, то в первых двух типичным поведением невротика является уход от выбора как такового, попытка "угодить" всем ценой собственного психологического дискомфорта. Невозможность совершить личностный выбор часто связан с непринятием себя, с ущербным самоотношением, с чрезмерной зависимостью от оценок и мнений окружающих. Часто говорят о невротической гиперсоциализированности личности. При этом центр противоречия перемещается вовнутрь личности со всеми вытекающими из этого последствиями.

Суть психологической помощи, оказываемой в подобных случаях, сводится к нахождению ресурсов личностного самоопределения. Человек подводится к осознанию необходимости выбора, к пониманию связи своего состояния с ситуацией противоречивости, которую невозможно устранить путем ухода от принятия решения. Однако совершенно неверно считать одну альтернативу правильной, а другие - нет. Выбор является хорошим, если он сделан самим субъектом самостоятельно, осознанно, с ориентацией на собственные ценности, а не навязан со стороны, даже под влиянием опытного психолога.

Конкретные шаги консультативной помощи включают в себя следующие цели и задачи:

1. Ориентация на себя, на свои интересы, ценности, интуицию, опыт. Помощь в осознании того, что только собственные (порой даже эгоистические) интересы человека важны для него в ситуации выбора, что далеко не всегда мы делаем других счастливее, если "наступаем на горло" самому себе. Скорее наоборот, ошибочный выбор чреват более тяжелыми последствиями для других, чем правильное решение, кажущееся поначалу жестоким. Этот этап работы часто представляет собой длительный процесс преодоления ущербности Я-концепции, комплексов и неконструктивных защитных механизмов. Однако затем человек становится готовым к самостоятельным продуктивным действиям. Принимая себя безусловно, человеку легче принять других такими, какие они есть.

2. Осознание альтернатив выбора. Очень важным является понимание того, что субъект находится в ситуации противоречивых, часто взаимоисключающих альтернатив. Порой невозможно играть две или несколько ролей без ущерба для каждой из них. Необходимо определить приоритеты и суметь отказаться от менее значимых ценностей. Этому может помочь понимание, что отказ оборачивается приобретением. Труднее всего сделать выбор между значимыми людьми, экспектации которых несовместимы. Личностный выбор в пользу кого-то неминуемо создаст конфликтные моменты в межличностном плане, которые предстоит преодолевать. Однако последовательное и цельное исполнение жизненных ролей поможет субъекту отстоять право на данную модель ролевого поведения. А что касается противоречащих ему требований других, то лучше ограничить взаимоотношения, перевести их на формальный стиль (иногда даже полностью уйти от них), если не удастся перестроить ролевые ожидания.

3. Готовность к безоговорочному принятию всех негативных сторон, сопутствующих выбору. Важно понимание того, что любое решение связано с неизбежными издержками, и нужно принять действительность такой, какая она есть. Например, если объектом выбора является другой человек, вызывающий противоречивые чувства, то отношение к нему должно быть целостным. Нельзя принимать "часть" личности, а другую отвергать, ибо эта раздвоенность станет источником невроза. Если выбор сделан в пользу человека, то без примирения со всеми его отрицательными сторонами принятие будет неокончательным. Если субъект выбора чувствует, что какие-то качества другого останутся для него неприемлемыми, то лучше избрать иную альтернативу, но сделать это "целиком". В противном случае всегда будет оставаться ощущение внутренней противоречивости, незавершенности, приносящей страдания либо по поводу не принимаемых отрицательных качеств, либо по поводу отвергаемых положительных.

Описанные закономерности можно проиллюстрировать случаем из консультативной практики. Елена (24 года), студентка консерватории, обратилась в консультацию по поводу своих неадекватных эмоциональных реакций, которые происходят в самый неподходящий момент. Например, на экзамене в ответ на какое-то замечание экзаменатора она может громко рассмеяться, создав впечатление дерзкого человека. Вскоре выяснилось, что подобные реакции возникают у нее чаще всего с ситуации какого-то психологического дискомфорта. Из дальнейшего разговора стало известно, что Лена не приемлет профессионального подхода своего преподавателя. Раньше у нее был другой педагог, методы которого девушка полностью разделяла и считала единственно правильными. Под его влиянием у студентки сформировалось устойчивое представление о профессиональной ролевой модели исполнителя. Однако, после смерти своего учителя она была вынуждена перейти к другому преподавателю, который предложил совсем другую методическую систему.

Девушка столкнулась с противоречием между различными вариантами одной роли. Поначалу ситуация напоминала простой конфликт ролевых ожиданий, однако впоследствии оказалось, что предыдущие требования уже успели стать собственными представлениями Лены, она не без основания считала этот подход более прогрессивным. Налицо внутренний ролевой конфликт третьего типа: противоречие между ролевой Я-концепцией личности и исполняемой ролью.

Коррекционная работа в данном случае облегчалась тем обстоятельством, что Лена имела достаточно высокую самооценку своих профессиональных способностей, и личностные ценности для нее были очень значимыми. Анализ возможных альтернатив выявил не два, а три возможных варианта: 1) подчиниться требованиям педагога и успешно закончить консерваторию, отказавшись (хотя бы на время) от достижения вершин профессионализма; 2) отстаивать свою позицию, которая сулит больше возможностей для будущего мастерства, но с риском конфликтных взаимоотношений со своим ближайшим окружением; 3) найти нового педагога, методы которого отвечали бы представлениям студентки, один из выходов - зарабатывая деньги на частные уроки. Сориентироваться в осознанных альтернативах помогло моделирование возможных ситуаций методом психодраматической ролевой игры. Личностный выбор естественно не был сделан немедленно, однако была начата внутренняя работа, которая со временем обязательно приведет к какому-то решению.

Из сказанного можно сделать следующий важный вывод. Проблема личностного выбора является одной из центральных в концепции ролевых конфликтов личности как в теоретическом, так и в практическом плане. Она не только связана с общими стратегиями ролевого поведения и индивидуальными особенностями личности. Конструктивный личностный выбор является важным фактором психологической помощи личности в ситуации ролевого конфликта, выступает эффективным средством предупреждения неврозов и личностных дисгармоний, становится значимым условием личностного роста.

 

Литература

 

К общему списку публикаций

 

Назад