«Эффект лягушки», или
Вторая информационная война

 

 

 

 

Наверное, многим известен опыт, когда лягушку бросают в горячую воду, и она мгновенно выскакивает оттуда, спасаясь от неблагоприятной среды. Но если ее бросить в холодную воду, где комфортно, а потом медленно повышать температуру, то лягушка «не заметит», когда вода станет слишком горячей. Она не выпрыгнет и может запросто свариться, если температура превысит критическое значение.

Будет ли «последняя капля»?

У меня есть ощущение, что над нашим обществом уже давно проделывается этот «эксперимент с лягушкой».

О том, что такое возможно, я подумал, когда полтора года назад познакомился с результатами электронной петиции Президенту Украины с предложением о принятии «Закона про импичмент Президента Украины и отзыв народных депутатов Украины», набравшей за три месяца менее 300 голосов из 25000 необходимых. В то же время аналогичная петиция с предложением отправить Юлию Тимошенко послом в Гондурас стремительно набрала более 27000 голосов. Что ж, над народом, для которого посмеяться над политиком важнее, чем иметь законы, защищающие его права, можно издеваться, как угодно.

Мы уже имеем ползучую инфляцию, рост цен, падение курса гривны втрое, рост нищеты при сказочном обогащении власти. Этого мало? А узурпация власти президентом, подчинение ему всех ветвей власти, невыполнение всех предвыборных обещаний, его сговор с олигархами, еще будучи кандидатом в президенты? Еще недостаточно? Отсутствие реформ, рост коррупции до невиданных доселе размеров, отсутствие правосудия. Астрономическое повышение тарифов. Оффшорный скандал. Публикация е-деклараций депутатов и чиновников, раскрывшая фактически все карты и давшая возможность привлечь их к ответственности за коррупцию. И это далеко не полный список всех «достижений» нашей власти. Что еще должно произойти, чтобы люди поняли, что надо решительно отстаивать свои права?

На этом фоне закрытие независимых телеканалов, таких как «Савик Шустер Студия», и лишение гражданства Михеила Саакашвили кажутся не имеющими отношения ко всем нам. Но мы забываем, что это касается не конкретных фамилий, а принципов, нарушение которых не просто опасно, а смертельно опасно.

Нам как бы бросают «пробный шар»: вот, дескать, проверим, как вы проглотите очередную порцию, не протестуя. А протестовать нельзя, ведь, если что, «путин нападет». Потом еще подбросим. Каждая порция вроде бы небольшая, во всяком случае, выглядит некритической. Всем кажется: «это уже предел, еще одна капля – и будет социальный взрыв. Но очередная капля оказывается не последней, а «предпоследней». И так – до бесконечности.

Может быть, мы уже «сварились», как лягушки, и не замечаем, что живем в непригодной для жизни среде? Может, мы не можем ничего сделать, так как ситуация стала необратимой? Хочется верить, что это не так, и у нас еще есть исторический шанс все исправить. Но сумеем ли мы им воспользоваться?

Исторические параллели

В нашей истории были переломные моменты, когда ее ход мог пойти совершенно по-разному: и в 1654-м, и в 1918-м, и в 1991-м, и в 2004-м. Мы, имея неплохие шансы независимости, не сумели ими воспользоваться. Первая история, пожалуй, самая показательная. Хотя мы до сих пор не знаем всей правды, довольствуясь историческими мифами.

А дело было вот как:

Предшествовала этим событиям национально-освободительная война украинского народа под руководством Богдана Хмельницкого, увенчавшаяся рядом побед. Даже Речь Посполитая (Польша), контролирующая значительные территории Украины, признает Гетманщину (часть Украины, контролируемую украинским казачеством) как сильного политического субъекта.

8 января 1654 года состоялась знаменитая Переяславская Рада, на которой Богдан Хмельницкий якобы присоединил Украину к Московии. Но на самом деле обсуждалось не присоединение, а лишь протекторат Московии над Гетманщиной, закрепляющий независимость от Польши (в обмен на военные обязательства казаков перед Московией). Тогда никакого подписания не было, а была лишь присяга части (!) казачества московскому царю. Часть казацкой старшины, в том числе – Иван Сирко, Петр Дорошенко, Иван Богун, несколько казацких полков, Запорожская Сечь, украинское духовенство и многие другие отказалась присягать. Подписывать соглашение должны были только в марте. Оригинал текста договора не сохранился (утерян или уничтожен).

В первые же годы после подписания этот договор был фактически нарушен Московией, которая в 1656 году проводила сепаратные сделки с Речью Посполитой за спиной Украины. После смерти Богдана Хмельницкого в 1657 году новый гетман Иван Выговский расторгнул (!) договор с Московией и заключил в 1658 году политический союз с Польшей («Гадячская уния»). В ответ на это Московия пошла войной против Гетманщины, во время которой войска Выговского в решающей битве 27–29 июня 1659 года под Конотопом наголову разбили армию Московии.

Казалось бы, ничего не мешало достаточно сильной в военном отношении Гетманщине укрепить свою независимость и возродить былое величие Киевской Руси, развивая государственные институты и расширяя свое влияние на всю территорию Украины. Это был реальный шанс.

Но здесь начинается самое страшное.

Обостряется междоусобица среди казачества. Часть казаков вместе с Выговским были ориентированы на Запад (союз с Польшей), другие вместе с сыном Богдана Хмельницкого Юрием оказались промосковскими (ориентированными на союз с Московией). Вам это ничего не напоминает? Тогда не только произошел раскол на Правобережную и Левобережную Украину, началась гражданская война (известная под названием «Руина»), ослабившая казачество до такой степени, что в 1659 году Московия, воспользовавшись этим, одержала военную победу над Гетманщиной.

17 октября 1659 года в Переяславе (!) новоизбранного гетмана Юрия Хмельницкого вынудили подписать новый договор с Московией (а фактически – акт о капитуляции) на гораздо более жестких условиях, чем те, которые обсуждались в 1654 году. Последствия всем хорошо известны.

Но самая глубокая ирония судьбы в том, что трагедия 360-летней давности может повториться в наши дни.

Политические трупы и политическая реинкарнация

Про информационную войну уже писали столько, что это стало набивать оскомину. Мы знаем, что Кремль ведет информационную войну против Украины много лет. А знаете ли вы, что внутри Украины информационные войны тоже ведутся все годы независимости, причем, с переменным успехом реакционных и прогрессивных политических сил. Для поднятия оптимизма я приведу несколько примеров информационной дискредитации партий и политических проектов, когда победил здравый смысл.

Весной 2001 года «„Трудовая Украина“ (ТУ)», Народно-демократическая партия (НДП), Партии регионов (ПР) и Аграрная партия Украины (АПУ) создали блок, который журналисты шутливо окрестили «ТУНДРА» (по заглавным буквам образовавших его партий). По народной легенде, блок должен был сначала называться «За единую и богатую Украину», но не вышло с аббревиатурой (получилось – «За ЕБУ»). В конце 2001 года данный блок обрел официальное название – «За единую Украину!». Но и здесь блоку не повезло: его название сокращенно стали называть «За ЕдУ!», что предопределило его окончательную политическую смерть.

Не менее интересный пример произошел с предшественницей «идеи Новороссии» в 2004 году. Если вы помните, 28 ноября 2004 года, после начала Оранжевой революции в Северодонецке произошел съезд депутатов юго-востока Украины, который собирался провозгласить «Юго-Восточную Украинскую Автономную Республику» (по-украински «Південно-Східна Українська Автономна Республіка», сокращенно «ПіСУАР»). Этот «писсуар» был одним из «информационных снарядов» информационной войны, которые психологически уничтожили эту идею.

А ведь тогда пытались повторить сценарий 1659 года, расколов Украину и по частям отдав ее под власть России. К счастью, он тогда не удался.

Но, к сожалению, среди политических трупов есть такие, которые способны к реинкарнации, которые возрождаются из перла подобно птице Феникс. Один из них – это Партия Регионов. Она оказалась не только самой успешной из всех партий, входивших в блок «За ЕдУ». Даже после сокрушительного идеологического поражения во время Революции достоинства в 2014 году, она переродилась под новым именем «Оппозиционный блок» и имеет неплохие шансы на возрождение прежней популярности. Как истинная «пятая колонна» в Украине она ждет своего шанса реализовать «проект Новороссии», неудавшийся под названием «ПіСУАР».

Вторая информационная война и ее последствия

Понятие «информационная война» стало популярным после российского вторжения весной 2014 года, хотя велась она много лет и обострилась до невиданной силы во время Революции достоинства. Первую информационную войну, развязанную Россией, мы выиграли, по крайней мере – на подконтрольной нам территории. Так же, как и реальную войну, остановив врага там, где информационная война была проиграна перед этим.

Вторая информационная война, начатая олигархатом, идет с переменным успехом, и перевес пока на его стороне. Ее цель – ослабить еще неокрепшее гражданское общество до такой степени, чтобы оно ничего не смогло сделать для изменения системы власти, для превращения ее из олигархической в демократическую. Даже само слово «демократия» девальвировалось, стало синонимом болтовни и популизма, так как им часто спекулировали для достижения совсем других целей. Это тоже – один из результатов этой войны. Любому протестному движению создается анти-имидж. Для этого, кроме СМИ, широко используются провокации, призывы к бунту, организованные специально созданными для этого псевдо-патриотическими структурами. К этому оказываются причастными и реальные радикально настроенные патриотические силы.

Любые попытки повлиять на демократизацию власти оказываются дискредитированными. Вот один из приемов обвинения, в ответ на любую критику власти: «Они, чуть что, кричат „Зрада!“, вместо того, чтобы работать»; «Они во всем видят „теорию заговора“». А ведь что-то похожее уже было: перед войной в 1941-м. «Паникерами» и «трусами» обзывали тех, кто предупреждал о возможном начале войны. Можно пойти еще дальше: российские философы (например, Николай Бердяев) предупреждали об опасностях большевизма с его идеей насилия. Но тогда слова «либерал», «гнилая интеллигенция», «толстовцы» стали ругательными. Что стало с этими философами, мы хорошо знаем. Нет, на самом деле с ними очень «гуманно» поступили, просто выгнали из страны. А могли ведь и расстрелять.

Мы позволили обесценить свое стремление бороться со злоупотреблениями и преступлениями власти. И, похоже, нам нечего сейчас противопоставить.

Какие последствия Второй информационной войны? Наиболее существенных – три.

Первое. Произошла дискредитация идеи Майдана. В сознании людей Майдан стал ассоциироваться с бунтом, с кровью, с выстрелами и взрывами, с насильственным изменением власти. Этого, понятно, никто не хочет, а о том, что народ имеет право на законные акции протеста, на волеизъявление, предусмотренное 5-й статьей Конституции Украины, почему-то никто не думает. Майдан превратился в некую анти-ценность. Стал чем-то вроде Анти-Майдана. Теперь олигархату нечего бояться, не правда ли?

И это народ, который сумел сместить прежнего диктатора.

Второе. Происходит дискредитация гражданского общества в лице ее активистов – лидеров оппозиции и реальных борцов с коррупцией.

Вы заметили, что у многих новых лиц в политике имидж резко изменились в худшую сторону, когда они пришли к власти? Часть их (кстати, не такая уж и большая), купленная властью, действительно променяла интересы гражданского общества на политические преференции. Но многие были просто дискредитированы информационной войной, которую власть ведет против них. Не забывайте, что олигархам принадлежат 75 % украинских СМИ, на них работают (за их деньги) многие талантливые политтехнологи, журналисты и даже ученые (социологи, политологи), поддерживаемые огромной армией «порохоботов», этого пушечного мяса в войне олигархата против народа.

Третье. Сейчас фактически идет гражданская информационная война. Системе удалось, к великой радости Кремля, перевести информационную войну в разряд гражданской (своих со своими). Путину не удалось разжечь настоящую гражданскую войну в Украине. Но информационная гражданская война – возможно, еще более опасна.

Из «патриотов» в порохоботы, или
Гражданская информационная война?

То, что происходит сейчас в информационном пространстве, действительно похоже на настоящую гражданскую войну. И не важно, что война «только информационная». В 21 веке информационная война пострашнее, чем в 17 веке война с саблями и ружьями.

Как она ведется? Отмечу только самые явные моменты, хотя это явление заслуживает очень глубокого анализа.

Как только повышается активность кого-то в борьбе против системы власти, сразу поднимается волна дискредитации, используется множество компромата. В ход идут как явно фейковые «сведения» (не проверенные, субъективно-оценочные, обращенные не к уму, а к эмоциям, но «отстаивающие» важные для вас ценности), так и реальные факты. Благо – люди делают ошибки, и чем крупнее фигура, тем эти ошибки заметнее.

Слоганы разрушения политического имиджа просты: «Рвется к власти», «Занимается популизмом», «Преследует личные корыстные интересы», «Только критикует и ничего не предлагает». Но вы только задумайтесь: можно ли быть хоть мало-мальски заметным, избежав подобных обвинений? Пожалуй – только ничего не делать и «не высовываться».

Вот некоторые примеры. Как только разоблачительная активность Сергея Лещенко превысила допустимый предел, сразу появился скандал с купленной им квартирой. Депутат приутих – и больше никаких компроматов. Вы скажете, что квартира – это не фейк, она действительно была? Правильно, но давайте поставим на одну чашку весов квартиру Лещенко, а на другую – миллиардные коррупционные схемы, оффшорные «черные дыры», попрание Конституции высшими должностными лицами и многое другое (против чего, кстати, выступал и Лещенко). Что перевесит? Против чего надо бороться?

Можно было много спорить о достоинствах и вполне реальных недостатках программы «Шустер-Live», но это была одна из немногих арен информационной борьбы гражданского общества с коррупционно-олигархической системой. Естественно, олигархат начал настоящую войну против этой программы, которую, в конечном счете, и выиграл, при полной пассивности общества («народ безмолвствует»?).

Против каждого оппонента можно найти свой подход. Андрей Садовой был одной из самых популярных политических фигур. Но тут, как нельзя, кстати, подвернулся «мусорный скандал». Высокий рейтинг этого политика буквально закопали в куче мусора.

Про Юлию Тимошенко я вообще молчу, информационная война против нее идет уже более 15 лет, так как она, при всех ее недостатках, всегда была одной из самых опасных фигур для олигархата. Остается только удивляться, как, после такого количества грязи, вылитого на нее за эти годы, у нее еще остается достаточно сильный политический имидж и силы продолжать борьбу.

Сейчас против Михеила Саакашвили пущено больше информационных снарядов, чем против любого другого, потому что на данный момент он самый опасный для системы. Благо, он со своим темпераментом сам дает массу поводов для собирания всяческого компромата против себя.

Но самое интересное в том, что мы легко ведемся на все это. Любое выступление в защиту какого-то политика или журналиста, борющегося против системы власти, тут же поднимает волну критики, настоящую гражданскую войну в социальных сетях и комментариях к электронным СМИ. И в ней выступают не только проплаченные «политтехнологи» (им это положено по штату), но и часть общества, считающая себя патриотами и демократами. Каждый скандал вокруг оппозиционного лидера вызывает едва ли не больше споров, чем оффшорный скандал или резонанс по поводу публикаций е-деклараций. Но то – само собой разумеющиеся вещи, им «можно», это даже обсуждать неинтересно. А этим «низзя», если ты не кристально чистый, не святой, если споткнулся, будем гнать тебя в шею: «Ату его!».

Я не хочу идеализировать никого, мало того – позиция, когда мы сразу пытаемся делать кумира из понравившегося оппозиционера, объявлять его чуть ли не мессией, спасителем страны – вредна. Но нельзя недооценивать коррупционно-олигархическую систему. За ней сила, сплоченность и огромные деньги, с помощью которых против общества ведется информационная война. Чтобы бороться против нее, нужна не меньшая сплоченность. Нужно использовать ВСЕ возможности, их слишком мало, чтобы ими разбрасываться. Нужно всячески поддерживать тех, кто реально борется с этой системой, а не ополчаться против них за все, что нам в них не нравится. Сейчас для нас это – непозволительная роскошь. Разберемся с этим потом, после победы. Силы слишком неравные. На передовой, когда мало настоящих бойцов, каждый из них – на вес золота.

Разумеется, нельзя бросаться в другую крайность. Нужно решительно отсекать тех, кто лишь маскируется под антикоррупционеров, а на деле скрыто работает на систему (либо ищет выгоды для своей политической силы или для собственного бизнеса). Но это надо делать с умом, а не с эмоциями, понимая, что мы живем в условиях жесткой информационной войны, и любую информацию нужно трезво перепроверять многократно. Почаще включать мозги и уметь в нужное время «отключать эмоции». Задумываться, особенно, если возникает вспышка гнева в адрес кого-то, а не являетесь ли вы в этот момент жертвой недобросовестной пропаганды?

Нужно, наконец, понять, что коррупционно-олигархической власти выгодно, чтобы мы воевали с Тимошенко, Саакашвили, Садовым, Шустером, а не с Порошенко, Ахметовым, Фирташем, Гройсманом, Аваковым. И не просто выгодно – это для нее спасение, выживание, возможность закрепиться надолго. Но это – смертельно опасно для общества.

Но дело даже не в конкретных персоналиях. Нужно поддерживать борьбу с олигархией и коррупцией системно, не ради разрушения (а тем более – не ради персоналий), а ради созидания системы, которая позволит эффективно функционировать всем сферам общества – экономике, культуре, науке.

Иногда кажется, что это – бесполезно. Нередко, даже от очень уважаемых мной людей, можно услышать мнение: «Я не вижу реальных фигур в политике, я никому не верю».

Но я рассматриваю это как подтверждение сказанного мной про «Вторую информационную войну». Причем, мысль, что у нас просто не существует людей, способных изменить систему, взять на себя ответственность за реальное реформирование страны, насаждается особенно сильно. Из этого следует вывод, выгодный для системы власти: бороться просто бесполезно. Но если так, то остается одно: оставить у власти нынешних политиков, которые продолжат грабить народ, и конца этому не будет, поверьте. Или – будет, но все закончится реальным бунтом, хаосом, крахом.

Такие фигуры есть, их немало, но чтобы увидеть их, нужно прекратить гражданскую войну в информационном пространстве, а самим лидерам забыть о собственных амбициях и конкуренции между собой и реально объединиться для борьбы с системой. Сильные прогрессивные лидеры появятся только в процессе этой борьбы. И проявить себя они смогут, только занявшись политической деятельностью, взяв на себя всю ответственность политической власти. Но это должно быть под контролем общества.

 

© Павел Горностай,
доктор психологических наук, профессор

 

Дата публикации: 18 сентября 2017 г.

 

Другие статьи авторы на близкую тематику:

Убивающие дракона: очерк патосоциологии Новый Майдан или «парламентская революция»?
Гражданское общество Украины: свобода или смерть «Ампутация мозгов», или Нужен ли нации научный интеллект?
Современная Украина в свете исторических травм Информационный Франкенштейн, или Реальные последствия информационной войны
Всегда ли истина посередине? «Крымнаш», или еще раз об исторической справедливости
Социальные конфликты и групповая идентичность «Карточный домик» кремлевской пропаганды
Журналистика должна быть честной, иначе она становится опасной    

 

К общему списку публикаций

 

Назад