ЛИЧНОСТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ РОЛЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ

П. П. Горностай (ИСПП АПН Украины, г. Киев)

Вісник Харківського держ. університету.- N 439.- 1999.- С. 18-22.

 

Сегодня не ощущается недостатка в различных концепциях и теориях личности, описывающих человека во всех его проявлениях: от трактовки его как организма или телесной субстанции с конституциональным типом до рассмотрения его как аутентичной духовной личности с врожденной тенденцией к самоактуализации (см. Холл и Линдсей, 1997; Хьелл и Зиглер, 1997; Maddi, 1989). Существует немало и таких концепций, которые делают акцент на социальной природе человека, среди которых одними из самых интересных являются ролевые теории личности. В то же время представляется уместным более основательно рассмотреть личностные аспекты психологии ролей, так как в этой области исследований преобладают социологические подходы, а психологическое направление представлено в основном прикладными аспектами, где не всегда находится место психологической теории.

Ролевое поведение является одной из важных форм социального поведения личности, если не самой важной. Однако, в социальной психологии личности, уделяющей много внимания личностным аспектам социального поведения, очень незначительна доля теоретических моделей и конструктов, описывающих ролевое поведение как проявление личности. Доминирует одностороннее представление о социальных ролях как о закрепленных в социуме нормах выполнения социальных функций человека (то есть чисто социологическое понимание). Часто забывают, что это лишь один из источников возникновения психологических ролей, известный как ролевые экспектации, а существуют еще такие понятия, как ролевая идентичность, ролевая Я-концепция и другие, которые позволяют рассматривать роли не просто как привнесенный культурой (а следовательно как внешний по отношению к личности) феномен, но и как одну из форм функционирования личности, как составную часть ее жизнедеятельности.

Отчасти эта проблема решается в ролевых концепциях личности, среди которых наиболее известными являются теория психодрамы (см. Лейтц, 1994) и теория символического интеракционизма (Mead, 1946). Обе эти научные школы трактуют личность как совокупность ролей, хотя и делают это по разному. Однако здесь происходит определенная подмена понятия Я понятием роли, что не всегда правомерно. Даже расширение ролевых проявлений личности до психодраматических "первичных ролевых категорий" (от соматических до трансцендентных) не решает проблемы, ибо личность как многомерная биосоциальная система всегда намного сложнее ее ролевых составляющих. Во всяком случае еще рано говорить о создании ролевой теории личности, в которой были бы разрешены все противоречия, присущие противопоставлению социальных и индивидуальных аспектов жизнедеятельности личности.

Ролевые компоненты в структуре личности имеют большое значение, что позволяет говорить, например, о ролевом самосознании человека, описываемом такими понятиями, как ролевая идентичность и ролевая Я-концепция. Противоречия ролевой Я-концепций с ролевыми ожиданиями является одним из источников ролевых конфликтов (Stryker & Macke 1978, p. 72). Ролевая идентичность является важным компонентом чувства идентичности и имеет истоки в детской "антиципации ролей" (Эриксон, 1996). Развитие ролевой идентичности рассматривается как важная составная часть социализации личности с самых ранних ее этапов (Gordon, 1976).

Существует намного больше личностных параметров, выступающих детерминантами ролевого поведения, чем это описано в литературе. Остановимся на некоторых из них, которые выступают в качестве предмета нашего исследования.

Локус ролевого конфликта представляет собой конструкт, определяющий склонность личности выбирать одну из двух стратегий поведения в ролевом конфликте: экстернальную или интернальную, то есть, ориентация соответственно на внешний или внутренний ролевой конфликт. В первом случае у личности доминирует тенденция отстаивать собственную ролевую Я-концепцию и строить ролевое поведение согласно ей, даже если она противоречит выполняемой роли. Во втором случае ролевое поведение строится преимущественно в соответствии с ролевыми ожиданиями, и если они противоречат Я-концепции человека, то последняя подавляется и развивается внутриличностный ролевой конфликт (Горностай, 1998).

Ролевое переживание представляет собой эмоциональное состояние, сопровождающее ролевое поведение личности. Исполнение роли происходит как на поведенческом, так и на чувственном уровне. Роль может быть как внешней, так и внутренней. Во втором случае поведенческий компонент отсутствует или свернут, происходит в воображаемом плане. В то же время чувственный компонент (ролевое переживание) не только не отсутствует, но в отдельных случаях может быть даже сильнее, чем в ситуации реальной роли. Ролевое переживание по своим характеристикам близко к описанному Ф. Е. Василюком (1984) процессу переработки травматического опыта, и может рассматриваться как одна из его составных частей, особенно если эта переработка происходит в терапевтическом пространстве, включающем элементы ролевого поведения и творческого самовыражения. Ролевое переживание является важным компонентом ролевой Я-концепции личности, характеризуя эмоционально-ценностное отношение к себе как к субъекту роли.

Потребность в ролевом переживании рассматривается как потребность в новом чувственном опыте, получаемом личностью в процессе исполнения ролей (не только реальных, но и воображаемых, а также искусственно моделируемых - театральных, психодраматических и тому подобное) и в процессе творческого самовыражения (Горностай, 1991). Ролевое переживание включает в себя гораздо больше положительных эмоциональных компонентов, чем отрицательных, а поэтому, являясь столь притягательным для личности (в отдельных случаях оно поднимается до уровня духовного наслаждения, в других - выступает как очищающий катарсис) оно является эффективным средством формирование личности.

Ролевая компетентность - это способность личности оперативно владеть своими психологическими ролями, выступать полноправным субъектом этих ролей, включать ролевое поведение в процесс собственной жизнедеятельности и жизнетворчества. Ролевая компетентность в свою очередь состоит четырех из компонентов:

1. Ролевая вариативность - это многообразие репертуара психологических ролей личности, которые не ограничиваются стандартным набором социальных и межличностных ролей в референтных группах, а включает много разновидностей этих ролей, а также воображаемые роли, которые создаются в процессе творческой деятельности человека и творческого самовыражения.

2. Ролевая гибкость - это умение легко переходить от одной роли к другой, не "застревать" на отдельных ролях, особенно если эти роли в определенных условиях становятся неконструктивными и превращаются в источник психологических проблем. Ролевая гибкость предполагает владение не только психологическими ролями, но и такими "ролевыми" феноменами, как эго-состояния в теории Э. Берна (1992), умение перехода от одного состояния к другому и конструктивного их использования, прежде всего - эго-состояния "Взрослого". Ролевая гибкость важное условие адаптированности личности к меняющимся условиям социальной действительности.

3. Ролевая глубина - это владение глубинной структурой ролей и эго-состояний личности, опора в ролевом поведении не на внешнюю подструктуру роли (экспектации), а на глубинные составляющие (ролевая Я-концепция, ролевое переживание), способность к произвольному изменению силы ролевых переживаний от полного его исчезновения (в случае отказа от неконструктивных или патогенных ролей) до чувства потрясения и катарсиса.

4. Способность к ролевой децентрации - это сложное психологическое образование включающее способность к перевоплощению (то есть принятию на себя театральных и психодраматических ролей), ролевую эмпатию (принятие роли другого человека, умение посмотреть на мир с точки зрения его ролевой Я-концепции), ролевую рефлексию (умение оценить собственное ролевое поведение со стороны, с точки зрения других). Ролевая децентрация предполагает также умение перевоплощаться в воображаемые роли и идентифицироваться с другими ролями при восприятии художественного творчества.

Описанные личностные параметры представляют интерес не только в теоретическом плане, но и в практическом аспекте. Они являются ключевыми компонентами в психотерапевтических и психологических техниках и методиках, направленных на помощь человеку в решении его психологических проблем, на гармонизацию его жизненного мира, в конечном счете - на личностный рост.

Ролевое переживание является важным терапевтическим механизмом в психодрамотерапии и других подходах, использующих ролевую игру. С помощью него удается не только устранить последствия психотравм, но и гармонизировать жизненный мир личности, деформированный или разрушенный в результате жизненного кризиса. Психодрамотерапия в целом опирается на такие понятия, как взаимный "выбор по чувству", "вчувствование", "сопереживание", "теле" (Гройсман, 1979), которые могут быть интегрированы категорией "ролевое переживание" для описания общего механизма терапевтического воздействия ролевого поведения.

Для понимания природы внутриличностных ролевых конфликтов, а также для их диагностики, коррекции и профилактики важным оказывается понятие локус ролевого конфликта. В настоящее время ведется работа по созданию диагностической методики, которая даст возможность прогнозировать стратегию поведения личности в условиях ролевого конфликта. Она не только поможет осуществлению личностного выбора, устранению отрицательных последствий конфликтного взаимодействия, но и предположительно может выступить хорошим средством профилактики неврозов и других личностных дисгармоний.

Достаточно эффективным является тренинг ролевой компетентности, используемый как составная часть ролевого креативного тренинга для педагогов и специалистов, работающих с людьми. Этот тренинг, включающий техники ролевой игры, элементы трансакционного анализа, методики креативности, решает две основные задачи: личностное совершенствование, помогающее успешно решать многие жизненные проблемы; профессиональный рост, дающий человеку новые инструменты творческого решения профессиональных коммуникативных проблем, благодаря совершенствованию профессионально важных качеств его личности.

Из всего изложенного можно сделать вывод, что характеристики ролевого поведения нельзя относить только к ситуативным, внешним по отношению к ней проявлениям. Они органично входят в структуру личности и их анализ помогает лучше понять ее сущность, особенности функционирования и жизнедеятельности (особенно в социальных аспектах), выработать механизмы психотерапевтического воздействия и решить целый ряд других практических задая. Психологические роли несомненно имеют не только социально-психологическую, но и личностную природу.

 

Список литературы

 

К общему списку публикаций

 

Назад