Ресурсы женственности и мужественности

П. П. Горностай

Журнал практического психолога. - 2003, № 6. - С. 51-55.

 

Роли "мужчин" и "женщин", пожалуй, самые существенные среди жизненных ролей человека. Можно быть кем угодно, или не быть никем, но "мужское" и "женское" - это то, что всегда остается с нами, определяя нашу сущность и идентичность. Тема "мужского" и "женского" всегда интересна, сложна, необъятна. Она содержит множество аспектов, проблем, нюансов. Тренинг "Ресурсы женственности и мужественности" рассчитан не на всестороннее развитие мужских и женских качеств или поиск глубинных истоков фемининности и маскулинности, а на более приземленные задачи межличностной коммуникации, хотя в психодраме нельзя заранее предугадать, как глубоко пойдет проработка темы, какие вершинные или глубинные пласты будут затронуты.

Идея тренинга появилась после проведения нескольких "клиентских" групп, где лейтмотивом звучали темы, которые можно условно объединить названием "Надоело быть сильной женщиной". Показательно, что эти, на первый взгляд, "женские" темы поднимались как женщинами, так и мужчинами. Пример традиционного мотива: "Почему на жизненном пути мне попадаются только слабые мужчины?" Он имеет множество подвариантов, например: "Я являюсь "матерью" своему мужу"; "Я сама должна содержать семью"; "Мой муж не может принять ни одно решение самостоятельно"; "Мой муж ничего не делает по хозяйству (Я сама должна забивать гвоздь)". Начало работы с такими темами почти всегда сопряжено с жалобами и обидами "на весь мужской пол". Постепенно под эмоциональной оболочкой проступают черты жизненного сценария и традиции рода, в котором, как правило, сильные и властные женщины, отзывающиеся о мужчинах не иначе, как о "тряпках", "хлюпиках", "слабаках", "трутнях"… Часто это сопровождается своеобразным запретом на женственность. Все это не может не сказаться на сценарии, по законам которого женщина постоянно ищет его подтверждение и стремится к сценарной развязке, например, к сцене "покинутой женщины".

"Мужские" варианты этой темы звучат примерно так: "Я устал от постоянных придирок моей жены", или "Моя жена недостаточно считается с моим авторитетом в семье". Иногда за буднично-бытовой проблематикой встает фатальное: "Я всю жизнь страдал от авторитарной матери (бабушки, мачехи)", или, отчаявшись бороться с жизненными обстоятельствами, мужчина решает: "Сильным мужчиной в нашем обществе быть невозможно". "Мужские" и "женские" темы - это на самом деле разные полюса одной проблемы. Даже не принципиально, кто является протагонистом, ибо в обоих случаях воссоздаются очень похожие семейные ситуации. "Сильная женщина" и "Слабый мужчина" прекрасный пример комплиментарных ролей. Они ищут и находят друг друга на жизненном пути, и в то же время оба страдают от ситуации, которая их не устраивает.

Исследование темы обнаруживает интересные закономерности. Например, на каком-то раннем этапе жизненного пути женщина делает вывод, что слабой быть опасно, так как мужчины агрессивны и могут воспользоваться ее слабостью. Затем следует решение "Буду сильной!" со всеми вытекающими последствиями. Бывает, что женщина приходит к такому выводу: "Если я не буду управлять, то не буду чувствовать себя в безопасности". Как результат - женщина не доверяет мужчине, боится отдать ему инициативу, не позволяет ему управлять, неосознанно выбирает слабых партнеров, отвергая сильных, потому что рядом с последними возникает чувство неуверенности.

"Я жена алкоголика" - это особая тема, имеющая множество вариантов. Но все специалисты, изучающие эту проблему, сходны в том, что такие женщины (да и остальные члены семьи алкоголика) являются больными, и эта болезнь называется созависимостью. Работа с этой темой требует отдельного разговора, но в русле сказанного о жизненном сценарии приведу почти хрестоматийный пример. В психодраме одной женщины разыгрывалась ее жизненная история: найдя в себе силы развестись с мужем-алкоголиком, она вторично вышла замуж, и через некоторое время второй муж повторил судьбу первого. Настоящим инсайтом в одной из сцен для женщины стало прояснение следующего факта: причина ее жизненной драмы не в фатальном невезении и не в испорченности мужчин, а в ее собственных выборах, где немаловажную роль сыграли высказывания отца. В детстве она периодически слышала от него: "Ну что это за мужчина, который не может выпить! Он что, больной или неполноценный?"

Меньше всего я хотел бы, чтобы создалось впечатление, что женщине нужно избегать позиции "Будь сильной!". Каждый имеет право на любой собственный выбор. Важно, чтобы это было гармоничным и не создавало внутреннего конфликта. Иначе возможна ситуация, когда женщина, например, задается вопросом: "Бизнес-леди - это мужская роль?" Если заниматься бизнесом, или делать другое дело, которое традиционно считается "мужским", естественно и комфортно для женщины, то не стоит обращать слишком много внимания на тех партнеров-мужчин, которых это очень задевает. Ведь если они либо перестают видеть в бизнес-леди женщину (одна крайность), либо не хотят видеть равноправного партнера, а видят только женщину, которая, по их мнению, "не должна высовываться", то это исключительно их проблемы. Понимание и принятие этого женщиной - это тоже позитивный результат ее работы над собой. Сказанное целиком справедливо и для мужчин, которые выбирают традиционно не совсем "мужские" роли.

Но бывает, что высокая социальная активность женщины или мужчины носит компенсаторный характер. А бывает и так, что описываемые паттерны поведения являются результатом какого-то сценарного решения. Например, женщина всю жизнь доказывает своему отцу (даже после его смерти), что она достойна его, и ему не следовало жалеть, что у него родилась дочь, а не сын. За всем этим нередко стоит неуверенность в себе, недовольство собой и отношениями с противоположным полом. У таких людей часто наблюдается неудовлетворенная потребность в реализации собственной женственности или мужественности, компенсируемая властью, деньгами и социальным успехом. Здесь возможно множество вариантов помощи, которые сводятся к самореализации личности во всех проявлениях, в том числе и в гендерных ролях. Иногда за этим стоят какие-то неосознаваемые барьеры, например, в одной из психодрам женщина сделала для себя парадоксальное открытие, что "женственной быть неприлично", так как женственность почему-то ассоциируется с женщиной "легкого поведения". За этим, конечно, стоят какие-то сценарные послания, которые необходимо выявить, осознать и проработать.

Описанные темы, проблемы и решения являются основным материалом для работы на тренинге. Классическая психодрама может удачно дополняется использованием методов транзактного анализа и системной семейной психотерапии, что помогает глубже понять многие закономерности. Основой тренинга являются базовые психодраматические техники, дающие возможность исследовать семейную или партнерскую ситуацию с разных позиций, увидеть ее объемно, глазами партнера и других ее участников, независимо от того, какое место в этой композиции занимает протагонист. Психодрама позволяет обнаружить особенности собственного поведения, приводящие к негативным результатам, изучить развитие ситуации и экспериментировать с вариантами нового поведения.

Важной составляющей тренинга является работа с гендерными стереотипами, например: "Женщина успешна, только если удачно выходит замуж"; "Ценность мужчины определяется его заработком и статусом"; "Женщины не агрессивны"; "Мужчины не плачут". Стереотипы всегда однозначны, хотя реальное поведение всегда многообразно. Часто стереотип превращается в предрассудок, если хотите - миф. На языке трансактного анализа - это не что иное, как родительская контаминация. Хорошим результатом тренинга может стать развенчание мифа, если он мешает самореализации, например - доведение его до абсурда. Деконтаминация предполагает укрепление Взрослого эго-состояния, взгляд на ситуацию "взрослыми" глазами, когда предрассудок уже не всесилен (каким он казался в детстве), а смешон и жалок.

В работе с элементами жизненного сценария очень важно определить, почему человек выбирает именно такой жизненный путь, таких партнеров. Чтобы понять это, нужно выявить те родительские предписания и запреты, которыми человек неосознанно руководствуется, и ранние решения, принятые в детстве по поводу будущего поведения (в том числи и выбора гендерных партнеров). В результате психодраматической работы над темой происходит замена предписаний и запретов разрешениями, а вместо ранних решений делаются перерешения.

Очень интересные результаты дает семейная реконструкция и поиск ресурса рода. Среди предков человека всегда есть много представителей, которые могут дать мощную ресурсную поддержку для протагониста. Даже если род играет явно негативную роль в формировании стереотипов, запретов или жизненного сценария, в нем обязательно найдется человек, представляющий собой счастливое исключение из общего правила, о котором вначале человек забывает, но потом он становится источником новой системы представлений. Даже если такой пример не находится в роду, он обнаруживается среди друзей или близких. Ресурс рода дает человеку разрешение на новое поведение, которое раньше даже не рассматривалось среди вариантов возможного.

Хорошим дополнением к описанным формам работы является работа с ресурсными ролями, помогающими протагонисту освоить ролевое поведение, которое он наблюдал у "идеальных" носителей гендерных ролей. Этот ресурс представляет собой то, что Я. Л. Морено называл "спонтанностью, задействованной в активации культурных консервов и социальных стереотипов". Меняясь ролями с "идеалом" протагонист осваивает формы поведения, которые он неоднократно наблюдал, расширяя собственный ролевой репертуар.

Перечисленные примеры - это лишь небольшая часть возможных форм работы над практически необъятной темой "женственности и мужественности". Тренинг не ограничивается только поиском ресурсов, его задача - почувствовать себя такими мужчинами и женщинами, какими хотелось бы быть, побывать "в шкуре" противоположного пола, чтобы лучше понять других, и взять с собой те найденные ценности, которые будут необходимы в жизни человека.

 

 

К общему списку публикаций

 

Назад