Интегративные модели в современной психотерапии

П. П. Горностай

Наука і освіта. - 2004. - № 8-9. - С. 83-86.

 

Современная психотерапия очень похожа на сообщество государств, жители которых говорят на разных языках, исповедуют разные религии, подчиняются разным законам, то есть живут самостоятельной и независимой друг от друга жизнью. Некоторые государства являются соседями, их языки и обычаи похожи. Граждане других воспринимают друг друга не иначе, как инопланетян. Как и положено для сообщества государств, между ними устанавливаются дипломатические отношения или ведутся войны. Происходит культурный обмен, но также сильна и конкуренция. Случается, что одни государства завоевывают или подчиняют другие. Образовываются целые империи, состоящие из множества провинций. Происходит и обратный процесс, когда одно государство делится на два или несколько, или от него отделяется какая-то часть и заявляет о своем суверенитете. Многие страны вступают в международные союзы, создают общие законы, вводят единые денежные единицы.

Похожая ситуация наблюдается и в содружестве психотерапий. Здесь также происходит дифференциация и интеграция, одни методы разделяются на субметоды, или от них отделяются новые направления. Другие объединяются между собой, образуя интегративные подходы или метанаправления. Эти процессы совершенно естественны для развития любой практической дисциплины. Но взаимоотношения между различными подходами бывают довольно сложными, порой драматичными, их представители часто спорят друг с другом об эффективности психотерапевтической помощи, критикуют и не признают позитивные стороны других подходов. В. Н. Цапкин использовал для описания сложившейся ситуации метафору вавилонского смешения языков. Он писал, что психотерапевты различных теоретических ориентаций говорят на разных языках, с трудом понимая друг друга; им трудно, почти невозможно, найти какие-либо научные основания, общие для всех направлений [10].

В настоящее время создаются новые психотерапевтические методы, что является показателем развития. Но в последние годы возросло значение процессов интеграции. Принцип здорового эклектизма, допускающий плюрализм методов и принципов становится популярным. Теоретически возможны разные пути сближения психотерапевтических подходов с разным уровнем интеграции, выходом за пределы одной парадигмы: 1-й уровень - интеграция родственных направлений; 2-й уровень - сближение теоретически далеких друг от друга направлений; 3-й уровень - интеграция всех направлений в одну систему.

Существует много примеров первых двух уровней интеграции. Третий - практически недостижим, а может быть и принципиально невозможен, так как все многообразие психических явлений очень сложно уложить в одну систему, охватывающую не только разные теории, но и мировоззрения. Во всяком случае, интеграция психотерапий не означает их унификации, сведения к одной теории. Скорее всего, она пойдет по пути создания одного или нескольких метаязыков, с помощью которого станут понятными друг другу разные теоретические подходы. Очень показательным является высказывание известного теоретика психодрамы А. Блатнера: "Идея, что существует единая теория психологии, приложимая ко всем психологическим и психиатрическим проблемам, и даже более того, что существует или должен существовать единственный метод лечения, по моему мнению, абсурдна. Я признаю, что являюсь убежденным эклектиком, и что я могу подтвердить эту точку зрения как рационально обоснованную" [4, с. 6]. Сейчас сложно прогнозировать эволюцию психотерапии. В естественных науках прогресс шел по пути создания единой научной картины мира. Что-то подобное будет происходить и в психологии, хотя вполне возможно, здесь будут и принципиальные отличия.

Принципы интеграции могут строиться на разных основаниях: а) вокруг одной теории личности (пример - психоаналитические теории); б) относительно одного объекта (пример - системная семейная терапия, здесь объект - семейная система); в) относительно одной методологии, ведущего метода или группы родственных методов (примеры - игровая терапия, ролевая психотерапия). Существует много критериев интеграции психотерапии. По мнению А. Марера интегративная психотерапевтическая теория имеет право на существование, если она в состоянии определить: а) характер "материала", получаемый от клиента для терапевтической работы и способ его получения; б) способ слушания и наблюдения; в) специфический язык клиента и психотерапии; г) цели психотерапии; д) общие стратегии психотерапии; е) условия, осуществление и последствия психотерапевтического воздействия; ж) принципы психотерапевтического воздействия [18].

На практике интеграция в психотерапии чаще всего происходит в соответствии с одной из четырех моделей, которые являются наиболее распространенными и эффективно работающими. Первая модель: один метод берется за основу, используется полностью, обогащаясь элементами из других областей; он ассимилирует теоретические конструкты, практические техники, методические принципы и т. п. Подобная эволюция со временем происходит практически с каждым направлением психотерапии. Так, современный психоанализ многое ассимилировал из методов, возникших гораздо позже, даже из таких далеких, как теория К. Роджерса, откуда были заимствованы многие принципы терапевтических отношений. Современный психоаналитик уже не является бесстрастным и невозмутимым "зеркалом", в котором отражаются переживания пациента, порой он больше похож на эмпатичного роджерианца, чем на сухого аналитика эпохи Зигмунда Фрейда. Многие методологические положения психоанализа также использованы в других современных направлениях. По большому счету - большинство методов (если не все) являются в той или иной мере интегративными. Иногда в рамках первой модели интеграции возникает принципиально новое направление. Пример - интегративная психотерапия Р. Эрскина [13], вышедшая из трансактного анализа и ассимилировавшая методологические принципы психотерапевтических отношений в других направлениях.

Вторая модель: объединение группы родственных между собой методов, универсализация подхода. При этом нет необходимости создавать новые теоретические концепции, и адаптировать методы к новой теоретической основе, ведь составляющие интегративной системы в данном случае достаточно близки методологически и гармонично дополняют друг друга. Примеры: психодинамическая психотерапия (объединение подходов психоаналитической ориентации; иногда ее также называют "глубинная психология"); ролевая психотерапия (объединение ролевых, театрально-драматургических технологий; теоретической базой выступают различные теории ролей); арттерапия (интеграция множества видов терапий искусствами); телесно-ориентированная психотерапия (объединяющая техники и методы, построенные на телесных и биоэнергетических парадигмах) и многие другие. В рамках второй модели иногда возникают совершенно своеобразные по методической оснащенности методы, например, кататимная психотерапия или символдрама, возникшая из синтеза психоаналитической теории и метода активного воображения К. Юнга.

Третья модель: синтез двух подходов между собой (иногда весьма далеких друг от друга теоретически). Самый яркий пример - это когнитивно-бихевиоральное направление психотерапии. Часто два направления успешно интегрируются, если одно из них является мощной теоретической системой, а второе - не менее развитой методической технологией. Здесь первое направление выступает теоретической основой, на ней строится теория личности, с помощью ее понятий описываются психологические феномены (в норме или патологии), с которыми работает психотерапевт. Второе направление предоставляет методическую оснащенность, систему средств достижения позитивных изменений психологических реалий, описываемых в терминах первого направления. В результате такого синтеза исходные психотерапевтические подходы не просто удачно дополняют, но и существенно усиливают друг друга.

Четвертая модель: эклектическая (иногда используется близкое по смыслу понятие мультимодальная психотерапия), когда объединяются методы нескольких направлений, при этом ни одно из них не играет ведущей роли. Типичный пример - это проблемно-ориентированнпя психотерапия А. Блазера и соавторов [3]. Многие черты этой модели имеет системная семейная терапия и позитивная психотерапия Н. Пезешкиана. За перечисленными методами, как правило, не стоит своя специфическая теория личности, они опираются на теоретические положения других подходов, которые послужили ее источниками (исключение, пожалуй, представляет теория семейных систем М. Боуэна). На практике последовательная эклектическая модель (когда не отдается приоритет ни одной теории, более того, когда ни одно из составляющих ее направлений не реализуется полностью) воспринимается неоднозначно и встречает больше всего критики. А. Блатнер пишет, что эклектика часто представляет собой "мешанину техник", но в то же время считает, что она "может быть основана на очень глубоком теоретическом уровне" [4, с. 6].

На наш взгляд, наиболее интересные результаты получаются в рамках третьей модели интеграции, при объединении теоретических конструктов одного направления и практической технологии и методологии другого. Примером может служить объединение психодрамы (мощного практического метода) с психотерапевтическими направлениями, которые традиционно сильны теоретически, и интеграция с которыми дает замечательные результаты. В этом кроется известная методологическая терпимость психодрамы, ее прекрасная сочетаемость с большим количеством методов и подходов. На преимущества интеграции по типу "фундаментальная теория - практическая методология" указывает много авторов. Так, например, И. Н. Ефимова пытается "скрестить универсальность практики психодрамы с глубиной и подробностью теории экзистенциального анализа". Автор считает, что "теория психодрамы сведена практически к описанию набора технических средств и почти ничего не говорит о строении и законах развития и функционирования психики, а экзистенциальный анализ, в первую очередь, презентирует мощнейшую теоретическую структуру, включающую в себя антропологию, теорию мотивации, теорию эмоций и ценностей" [6, с. 68]. Подобную аргументацию приводит и М. А. Хайн, рассуждая об интеграции психодрамы и трансактного анализа: "Психодрама сильна своим действием, методом, в то время как трансактный анализ предлагает последовательную теорию. В комбинации они дают вариант психотерапии с замечательными результатами, союз, который хорошо работает" [8, с. 37].

Психодрама имеет свою теоретическую базу: теорию креативности и спонтанности, теорию ролей и ролевого развития, на которых строится психодраматическая теория личности. Но она все же не обладает достаточной полнотой в описании психологических феноменов, и ее теоретические модели не всегда достаточно универсальны. Но, с другой стороны, психодраматическая теория ролей оперирует максимально приближенными к жизни понятиями, что дает широкие возможности для абстрагирования. Драматургически-ролевая парадигма предлагает очень удобный язык для описания множества явлений психической и, в особенности, социальной жизни человека и его поведения. Он может выполнять функцию одного из метаязыков для сближения разных психологических и психотерапевтических подходов. Роль, как ключевая категория ролевой парадигмы - это не только социальная характеристика, но и личностный модус, в котором отражаются практически все измерения личностного. Действие (в драматическом понимании) - это еще одна очень емкая категория, более широкая, чем категории "деятельность" и "поведение" (являющимися базовыми в теории деятельности и в бихевиоризме).

На метод психодрамы очень хорошо ложатся теории глубинной психологии, прежде всего - классический психоанализ [9; 11; 20], аналитическая психология [1], кататимная психотерапия или символдрама [7, с. 237-241]. Не меньшие возможности, как уже отмечалось, сулит объединение психодрамы с теорией экзистенциальной психологии [6]. Великолепные результаты получаются от интеграции психодрамы и системной семейной терапии. Семейная терапия, являясь по существу интегративным методом, использует очень много техник психодрамы, а такие методы, как семейные расстановки (Б. Хеллингер), геносоциограмма (А. А. Шутценбергер) без сомнения испытали на себе большое влияние психодрамы и социометрии. Психодрама хорошо объединяется с такими методами, как бихевиоризм [17], гештальттерапия [5], психотерапия реальностью [14], нейро-лингвистическое программирование [12] и многими другими.

Очень широкие терапевтические возможности открываются при интеграции психодрамы и трансактного анализа. На наш взгляд, "трансактная психодрама" - это один из наиболее удачных вариантов интеграции, в разработке которой участвует и автор этой статьи. На ее возможность указывал еще основоположник трансактного анализа Э. Берн [2, с. 336-338]. Впоследствии она была обоснована многими авторами [8; 15; 16; 19]. Эти направления оказываются совместимыми на всех уровнях: практическом, теоретическом, методологическом. Их интеграция отвечает всем критериям А. Марера, о которых говорилось выше.

Из множества возможных приложений трансактной психодрамы остановимся на трех наиболее характерных моментах. Первый касается трансактной структурной модели личности и возможности психодраматической проработки ее составных элементов. Понятие "эго-состояний" как никакое другое подходит для ролевого разыгрывания. С другой стороны, многие роли в психодраме, изображающие субличности, являются не чем иным, как различными эго-состояниями. Средства психодрамы предоставляют возможности для усиления или нейтрализации тех эго-состояний, которые в онтогенезе получили неравномерное развитие, для деконтаминации эго-состояний и работы со многими другими структурными патологиями и дисгармониями.

Второй момент касается работы с жизненным сценарием. Развертывание жизненной истории, которое часто используется в психодраме, получает новые терапевтические возможности, если привлекаются понятия теории сценариев. Выведение на сцену тех узловых моментов, вокруг которых разыгрывается жизненная драма человека, помогает осознанию сценария. Психодраматические методы дают дополнительные средства для работы с такими важными элементами, как сценарные запреты и предписания, сценарные убеждения, ранние решения, делает возможность эффективного перерешения.

Третий момент касается работы с групповой динамикой, которая является важным компонентом функционирования любой терапевтической группы. Использование метода трансактного анализа игр превращает работу с групповой динамикой из вспомогательной процедуры в одно из основных терапевтических средств, так как психологические игры участников, проявляющиеся в динамических процессах, являясь индикатором важных психологических проблем, становятся предметом успешной психотерапевтической работы.

Из всего сказанного можно сделать вывод, что интегративные процессы в современной психотерапии являются прогрессивным движением по пути построения универсальных психотерапевтических теорий, методологий и практик. Они помогают дополнять и взаимно обогащать различные психотерапевтические подходы. Интеграция вносит вклад в развитие универсальных языков для взаимопонимания различных теоретических школ, что облегчает не только обмен методами, но и выход за пределы узкой и односторонней картины психологической проблематики, характерной для многих подходов. Как показывает практика, интеграция оказывается очень эффективной и многообещающей как в теоретической, так и в практической перспективе. С другой стороны, следует понимать, что интеграционное движение сейчас только начинается, и еще предстоит решить множество проблем, которые проявятся в процессе его реализации.

 

Литература

  1. Барц Э. Игра в глубокое: Введение в юнгианскую психодраму / Пер. с нем. - М.: Класс, 1997.
  2. Берн Э. Групповая психотерапия: Пер. с англ. - М.: Академический Проект, 2000.
  3. Блазер А., Хайм Э., Рингер Х., Томмен М. Проблемно-ориентированная психотерапия. Интегративный подход / Пер. с нем. - М.: Класс, 1998.
  4. Блатнер А. Теоретические основы психодрамы // Психодрама и современная психотерапия. - 2003. - № 4. - С. 4-14.
  5. Долгополов Н. Б. Футуропрактика: опыт взаимодействия гештальт-метода и психодрамы // Гештальт и психодрама в работе со взрослыми и детьми. - М., Новосибирск, 1998.
  6. Ефимова И. Н. Психодрама + экзистенциальный анализ: о пользе перекрестного опыления // Психодрама и современная психотерапия. - 2004. - № 1-2. - С. 67-76.
  7. Лейтц Г. Психодрама: теория и практика. Классическая психодрама Я. Л. Морено: Пер с нем. - М.: Изд. гр. "Прогресс", "Универс", 1994.
  8. Хайн М. А. Трансактный анализ и психодрама: Союз, который хорошо работает // Психодрама и современная психотерапия. - 2003. - № 1. - С. 36-51.
  9. Холмс П. Внутренний мир снаружи. Теория объектных отношений и психодрама / Пер. с англ. - М.: Класс, 1999.
  10. Цапкин В. Н. Единство и многообразие психотерапевтического опыта // Московский психотерапевтический журнал. - 1992. - № 2. - С. 5-40.
  11. Aronson M. L. Integrating Moreno's psychodrama and psychoanalytic group therapy // Journal of Group Psychotherapy, Psychodrama & Sociometry. - 1990. - Vol. 42(4). - P. 199-203.
  12. Buchanan D. R., Little D. Neuro-linguistic programming and psychodrama: Theroretical and clinical similarities // Journal of Group Psychotherapy, Psychodrama, & Sociometry. - 1983, Vol. 36(3). - P. 114-122.
  13. Erskine R. G., Moursund J. P. Integrative psychotherapy in action. - Highland, NJ: Gestalt Journal Press, 1997.
  14. Greenberg I., Bassin A. Reality therapy and psychodrama // The reality therapy reader / Ed. by A. Bassin, T. Bratter, and R. Rachin. - New York: Harper & Row, 1976. - P. 231-240.
  15. Holtby M. E. TA and Psychodrama // Transactional Analysis Journal. - 1975. - Vol. 5(2). - P. 133-136.
  16. Jacobs A. Psychodrama and TA // Techniques in transactional analysis for therapists and counselors / Ed. by M. James. - Reading, MA: Addison-Wesley, 1977. - P. 239-249.
  17. Kelly G. R. Behaviorism and psychodrama: Worlds not so far apart // Group Psychotherapy, Psychodrama, & Sociometry, 1978. - Vol. 31. P. 154-162.
  18. Mahrer A. R. The Integration of Psychotherapies. - New York: Human Sciences Press, 1989.
  19. Naar R. A psychodramatic intervention with a T.A. framework in individual and group psychotherapy // Group Psychotherapy, Psychodrama & Sociometry. - 1977. - Vol. 30. - P. 127-134.
  20. Sakles C. J. Role conflict and transference in combined psychodramatic group therapy and individual psychoanalytically-oriented psychotherapy // Group Psychotherapy & Psychodrama. - 1973. - Vol. 26(3-4). - P. 70-76.

 

К общему списку публикаций

 

Назад