От «человеческого фактора» к интеллектуальному капиталу

Павел ГОРНОСТАЙ, кандидат психологических наук, ведущий научный сотрудник Института социальной и политической психологии АПН Украины

Газета «День». № 162, 9 сент. 2000 г.- С. 4.

 

В августе 1991 года всем нам стало ясно, что старая жизнь подошла к концу, а новая только начинается. Почти все мы были уверенны, что эта новая жизнь нам понравится. Однако на десятом году независимости сельская старушка с экрана телевизора употребляет слово «незаможність» вместо «незалежність» (факт опубликован в «Дне», №156). Почему мы сегодня так плохо живем? Почему не устраивающее нас старое не заменили чем-то конструктивным?

В «Дне» (№ 156) опубликована статья Евгения Марчука «Социополис - модель будущего общества», в которой впервые предлагается конкретный выход из сложившейся критической ситуации. «Создание и успешная деятельность в Украине структур опережающего развития, основой которой является постепенно растущий совокупный человеческий потенциал - новая парадигма продвижения нашего общества в достойное будущее», - пишет автор. О том, насколько назрела необходимость именно такого подхода к решению проблем, свидетельствуют и голоса той самой интеллектуальной элиты, от которой и зависит сегодня наше будущее. Медлить с принятием решений нельзя: слишком ценятся украинские «мозги» на Западе, отток их растет и растет. И не сдержать этот поток никакими патриотическими лозунгами и запретами. Каждый человек имеет право на реализацию своих способностей и на жизнь в государстве, которое об этом заботится.

 

ЗАТРАТНОЕ МЫШЛЕНИЕ

Сейчас мало кто вспоминает начало того, что мы называли «перестройкой». Тогда одним из первых прозвучал лозунг о «человеческом факторе». Это казалось естественным, ибо во всем мире цивилизованность государства измеряется отношением к интеллектуальной элите. Однако очень скоро это понятие исчезло из лексикона, так и не успев надоесть. Человек не стал решающим условием социального прогресса и в независимой Украине.

Способности и профессионализм - вещи весьма дорогие, а вкладывание в них средств - дело очень прибыльное, так как успех экономики больше зависит от человека, чем от «железок», на которых он работает. По данным экономистов, 1 рубль обычных капиталовложений в конце 60-х годов давал 38 копеек прибыли; рубль, затраченный на науку, приносил уже 1 рубль 45 копеек; на каждый же рубль, вложенный в развитие образования, страна получала около 4 рублей.

А ведь мы до сих пор считаем образование и культуру (а порой и науку, особенно гуманитарную) неприбыльными областями. Это типичное заблуждение. Прибыль от них появляется не сразу и не там, где вкладываются средства, а распределяется между другими социальными сферами, пользующимися результатами науки и образования. Следовательно, эта прибыль принадлежит всему обществу.

Из-за этого парадокса в условиях стихийного нерегулируемого рынка не все гуманитарные сферы могут быть доходными. Значит ли это, что они неэффективны для общества? Отнюдь. Просто для них необходим другой принцип финансирования. Вкладывание средств в гуманитарные сферы очень выгодно для государства. Ведь их развитие приведет к росту эффективности экономики (и к большим прибылям!) во многих других отраслях. А значит государство сможет пополнить свой бюджет за счет налогов, что многократно превысит первоначальные затраты.

Наше государство, похоже, этого не понимает. Продолжая мыслить категориями затратной экономики, оно выгодное вложение средств считает лишь тратой денег, чуть ли не благотворительностью, забывая старую истину, что скупой платит дважды. Результат - сокращение ассигнований на науку, образование, культуру, уменьшение приема студентов, обучающихся в вузах за счет средств госбюджета, повсеместное сокращение штатов преподавателей высшей школы (иногда более, чем на 50%), закрытие учебных заведений, выселение институтов из собственных зданий.

Когда человек голоден, ему вряд ли придет в голову отрезать для съедения кусок собственной ноги, если, конечно, он не болен шизофренией. Но государство поступает именно так, пытаясь таким способом латать бюджетные дыры. А после этого мы удивляемся, что у нас слабая наука и бедная страна. О непонимании государством роли человеческого фактора говорит и то, что науки о человеке у нас никогда не были в числе приоритетных направлений науки и техники. Но наивно полагать, что прогрессивные технологии и новые материалы могут создаваться без помощи людей.

Создается впечатление, что до интеллектуальной элиты, составившей бы гордость любой страны, у нас никому нет дела. Талант, интеллект, знания человека - это не достояние нации, а личная проблема их обладателя. Хочу, чтобы меня правильно поняли. Речь идет не столько о судьбах людей науки (хотя и о них тоже), сколько о судьбе общества. Умные люди все же не пропадут, пойдя в бизнес, в частную практику, по крайней мере, на жизнь заработают. Если не по призванию, то в другом деле. Если не у нас, то за рубежом.

От игнорирования человеческого фактора страдает само государство, те отрасли, откуда уходят таланты, ибо без опоры на человека и его способности мы никогда не выберемся из трудностей. Если заниматься только тушением экономических «пожаров», то денег не будет хватать и завтра, и послезавтра, «пожаров» будет все больше, а без сильных науки, культуры и образования мы будем плестись в хвосте цивилизации и даже не приблизимся к экономически развитым странам. Кстати, неразвитость гуманитарных наук присуща негуманным, недемократическим, тоталитарным государствам. Да и по прогнозам футурологов XXI век будет эпохой наук о человеке.

СКУПОЙ ПЛАТИТ ДВАЖДЫ, ГЛУПЫЙ - ВСЕГДА

Государство говорит, что нет денег, потому что не знает, как их заставить работать на общество. Нужны прогрессивные экономические реформы и грамотная налоговая политика, стимулирующая (а не удушающая) производство и не дающая паразитировать. Ведь самой процветающей формой бизнеса у нас является посредничество во всевозможных формах, делающее деньги из «перекладывания» их из одного кармана в другой, оставляя себе солидные комиссионные. А многие, занимающиеся так называемой «частной коммерцией» (и другие представители и представительницы нелегального бизнеса), вообще не платят налогов, или платят, но не государству, а рэкетирам. При этом они живут лучше, чем создатели благ и творцы дорогой интеллектуальной продукции, а огромные деньги попадают в преступные руки, или еще Бог знает куда.

Получается наоборот. Из руководства экономикой, наукой, государством уходят лучшие, а остаются те, кто просто более удобен (кстати, именно талантливые люди по складу характера часто оказываются «неудобными» для окружающих). Все это обходится слишком дорого - ценой нищеты десятков миллионов людей, необратимого падения здоровья и генофонда нации из- за болезней и неполноценного питания детей, ценой интеллектуального и нравственного вырождения одной из самых развитых в прошлом республик, поставлявшей элиту во все сферы жизни бывшего Союза от Академии наук и Союза писателей до Политбюро компартии.

В магазине мы платим за товар ту цену, по которой его продают. В сфере умственного труда все наоборот. Государство (главный «покупатель» продукции фундаментальной и гуманитарной науки) само назначает цену, причем весьма низкую. Но интеллектуальная продукция - вещь очень дорогая, намного дороже колбасы или кроссовок. Это давно поняли за рубежом, где высоко ценят не только своих, но и наших ученых, в чем одна из причин пресловутой «утечки мозгов».

Чтобы избавиться от эксплуатации государства, у ученого есть по меньшей мере два пути: или уйти туда, где можно выгоднее «продать» свой «товар» (в том числе и за рубеж); или просто снижать качество, доводя «стоимость» до соответствия низкой цене. Как поет Юлий Ким: «Мне дают по труду, я даю по зарплате».

Талантливые люди чаще избирают первый путь (за исключением бескорыстных энтузиастов, которых остается все меньше). Наименее способные и инициативные идут по второму пути, неуклонно снижая интеллектуальный уровень науки. Еще немного, и уже никакими повышениями зарплаты его не поднимешь, так как останутся лишь те, которым удобно, ничего не делая, получать мизерную зарплату, являющуюся замаскированным пособием по безработице.

Крайне лжива оговорка, что на науку не хватает средств оттого, что мы бедны. Не хватает не оттого, что бедны, а оттого бедны, что не хотим платить столько, сколько надо. Азбука экономики гласит: чтобы разбогатеть, надо сперва потратить. Даже полуграмотный крестьянин понимает, что и в голодные годы нужно оставить часть зерна (причем, лучшую) на семена. И если хочешь получить хороший урожай, то должен оставить на семена достаточно. Если же семенное зерно просто съесть, объясняя это бедностью и тем, что не хватает на еду, то завтра действительно будет нечего есть.

«НАША НАЦИЯ В ОПАСНОСТИ...»

Такими словами начинался доклад комиссии экспертов, созданной правительством США в 1981 году. Далее там говорится: «Этот доклад посвящен только одной проблеме, но такой, которая погубит американское благосостояние, безопасность и цивилизацию, если не будет решена...» Читатель удивится, узнав, что причиной тревоги видных ученых и государственных деятелей послужило (всего лишь!) некоторое снижение интеллектуального развития американских школьников (регулярно измеряемого в США).

К великому нашему сожалению, мы даже не подозреваем, в какой опасности находится наша нация, ибо никто никогда не измерял интеллект наших детей, а неуклонное, в течение ряда последних лет, снижение уровня науки и образования стало привычным. Пора уже наконец понять, что не поиски мифического золота предков, не упование на материальные подачки из-за рубежа, а лишь подлинное сокровище нации - «золотые» головы и руки ее людей - способно сделать Украину могучей и процветающей державой, избежав участи экономической и интеллектуальной колонии Запада или Востока. Нужно лишь дать возможность талантам нормально жить и работать во всех сферах - от науки до управления государством.

Как создать такие условия? А об этом можно спросить у самих профессионалов, они и на этот вопрос смогли бы найти ответ. Хотя засилье посредственности в нашем государстве давно перестало спрашивать чьих-то советов...

 

К общему списку публикаций

 

Назад