«Карточный домик» кремлевской пропаганды

Павел Горностай,
доктор психологических наук

 

 
Елена Аликина
© Художник - Елена Аликина
 

     Когда идет война, начинается сопротивление. Против «информационной войны» сопротивление началось, к сожалению, слишком поздно. Многие позиции уже сданы, мозги «промыты» десяткам миллионов людей.
     Главное наступление, кульминация этой войны, застало нас врасплох. Мы явно не ожидали именно такого сценария, недооценивая коварства кремлевской политики.
     Но все же сдаваться еще рано. Пока не прозвучали выстрелы, пока не начался раскручиваться военный маховик кровопролития, еще есть шанс остановить войну дипломатическими средствами.
     Но для этого надо чтобы наши политики и дипломаты вместе со всеми нами провели контрнаступления по всем фронтам информационной (пока еще) войны. И сделали это с умом.

Дезинформацию нужно обезоруживать, разоблачая ее

     Вот военная аналогия. Как грамотно взорвать стратегический мост? Если класть взрывчатку куда угодно, взрыв будет неэффективным. Но если заложить ее под самые важные стратегические опоры, то даже небольшой взрыв полностью выведет сооружение из строя.
     Чтобы разрушить дезинформацию, нужно разоблачать ее ключевые моменты.
     Во всей кремлевской пропаганде много эмоций и мало здравого смысла (если он вообще там присутствует). На эмоции отвечать другими эмоциями – бесполезно. Эмоциональное противостояние создает конфронтацию, которая на руку агрессорам.
     Но вся пропаганда строится на некоторых ключевых положениях, ее краеугольных камнях. Если их разбить, вся абсурдная логика рассыплется как карточный домик. Я конечно не настолько наивен, что полагаю легко разрушить мощнейшую пропагандистскую машину, работающую несколько лет, в которую вложены миллиардные средства. Но если ничего не делать, то не будет ничего. А если делать, успех весьма вероятен. Даже если развитие событий пойдет по нежелательному пути, сопротивление резко уменьшит возможные негативные последствия.

Какие основные посылки кремлевской пропаганды?

     Их много, но я выделю несколько ключевых:

  1. В Украине нелегитимная власть.
  2. Легитимные украинские руководители попросили Россию ввести войска в Украину.
  3. Есть опасность для русских (или русскоязычных) в Украине, которых нужно защищать.

     Если бы этих доводов не существовало, то теряли бы смысл все военные действия и любое вмешательство в дела Украины. Либо пришлось бы выглядеть явными агрессорами в глазах собственных граждан (и, что гораздо важнее, в глазах той части наших соотечественников, которые сейчас поддерживают вторжение).
     Нужно было бы садиться за стол переговоров с легитимной властью и обсуждать все проблемы, а это идет вразрез с целями Кремля. Опять же на провозглашении нелегитимности украинской власти построены «основания» для игнорирования Кремлем Будапештского меморандума (это едва ли не центральный момент), о чем мы слышали на пресс-конференции Путина.
     Я понимаю, что цели кремлевский властей совсем не те, что декларируются, и ситуацию они на самом деле понимают не хуже, чем мы. Но одно дело принимать преступные решения в атмосфере лжи, и совсем другое – когда их действия будут представлены в правдивом свете.

Возможная контрпропаганда

     Я не скажу ничего принципиально нового, чего вы не слышали бы с экрана, или не читали на полосах газет. Но все же грамотное и повсеместное использование этой информации, мне кажется, может принести плоды. Вы можете сказать, что все это уже говорили. Но вспомните Геббельса: «Ложь, повторенная тысячу раз, становится правдой». А сколько раз нужно повторить правду?
     А теперь – по пунктам:

1. Нынешняя власть в Украине полностью легитимна.

     Действительно, вся полнота власти сейчас принадлежит Верховной Раде Украины, легитимно избранной в 2012 г. при президенте Януковиче. Кабинет Министров Украины был отправлен в отставку Януковичем 28 января 2014 г., а новый состав утвержден Верховной Радой 27 февраля 2014 г. Не было никакого вооруженного захвата власти!
     Это факты, которые не смогут отрицать даже кремлевские руководители. Остается один вопрос – легитимность Януковича. Вопрос на самом деле не такой простой, так как оставляет некоторое место для политических спекуляций. Но, в любом случае, Янукович отсутствует в Украине уже два недели, следовательно, страна не может оставаться в ситуации безвластия, его обязанности кто-то должен выполнять. Он бежал, опасаясь за свою безопасность? От кого? От легитимной (смотри выше) власти, действующей в правовом поле? Выглядит странно. От обвинения в преступлении? Это уже другой вопрос, но в этом случае меняется весь расклад.
     Можно долго спорить, пришли ли к власти бандеровцы, экстремисты, фашисты, или демократы. Таких дискуссий полно в современной прессе. Естественно, новая власть – не фашисты и не экстремисты. Но доказывать это – дело сложное, а в эмоциональном поле – почти безнадежное. Но признание факта, что власть получена законным путем (а это можно проверить), вообще должна снять дискуссию и привести к выводу, что она просто не нравится кому-то извне. Но внутренняя политика нашей власти – это наша внутренняя проблема, в которую не имеет права вмешиваться другое государство.

2. Решение о вводе иностранных войск на территорию Украины, согласно Конституции Украины, может принимать только Верховная Рада.

Такого права не имел Янукович, даже если бы считался легитимным президентом, а тем более его не имеют руководители Крыма. Следовательно, этот факт не должны рассматривать как законное основание ни Путин, ни Совет Федерации РФ. Я вообще допускаю, что письменное заявление Януковича о просьбе ввести войска – это фальшивка. Ведь в видеообращении он говорил совсем другое. Хотя, в свете вышеизложенного, это уже не принципиально.

3. Третий вопрос самый непростой.

     Но и здесь можно найти здравые аргументы. Прежде всего – назвать явную ложь. Например, о том, что якобы убиты российские граждане на территории Крыма. А ведь именно она была аргументом Путина при его обращении в Совет Федерации о вводе российских войск в Украину. Потом выяснилось, что это не так, но этот «маленький» факт просто затерялся в море лжи. Получилось, как в анекдоте: ложечку потом нашли, но неприятный осадок остался.
     Нужно четко развести понятия «российские граждане» и «русские (или русскоязычные) граждане Украины». Я настаиваю на понятии именно «граждане Украины», а не жители Украины или Юго-востока.
     Если бы безопасность угрожала гражданам России, то можно было бы найти оправдание военного присутствия России. Да и то, лишь в очень локальном виде и без вмешательства во внутреннюю политику Украины. Такой опасности нет, это легко доказать, да и кремлевская пропаганда на этом не настаивает.
     Если бы Путин защищал этнических русских, в этом была бы какая-то логика. Но такая защита была бы понятной, если бы были этнические притеснения русских. Но их нет, ни в реальности, ни в пропагандистских мифах, и по понятным причинам. Защита этнических русских попахивает русским национализмом, даже нацизмом (именно так поступал Гитлер в 1938 году, «защищая» этнических немцев за пределами Германии).
     Кроме того, этнических русских невозможно вычленить как компактную группу проживания, и к ним НИКТО и НИКОГДА не относился в Украине, как к национальному меньшинству (чего нельзя сказать о национальных меньшинствах России).
     Поэтому была придумана модель – «защита русскоязычного населения Украины». Но, что такое «русскоязычное население»? Во-первых, есть много этнических украинцев, говорящих на русском, есть этнические русские (их меньше), считающие родным украинский. Кого надо защищать? Наконец, есть несколько миллионов людей смешанной русско-украинской национальности. И самое главное – огромная часть населения страны говорит на двух языках, считая их родными. Как быть с ними? Получается, что Путин защищает одних граждан чужой страны и игнорирует интересы (да попросту попирает) других граждан этой же страны, причем их разделение при ближайшем рассмотрении оказывается просто нелепым. Теперь все поставлено с головы на ноги?
     Если перевести дискуссию в это русло, то проблема потеряет политическую основу, в лучшем случае, превратившись в культурную, языковую. Возможно, нужно защищать русский язык и право говорить на нем (как равно и украинский). Это серьезная проблема, которую надо решать в нашем обществе. Но для этого не надо вводить войска чужой страны и защищать одних людей от других, а тем более – отделять куски территории. Ведь Франция, например, не собирается присоединять к себе франкоязычный канадский Квебек, на том основании, что там говорят по-французски. А ведь у Квебека тоже очень сильны сепаратистские настроения.

Выводы:

     Я остановился только на трех моментах, которые мне показались важными. На тех же принципах можно строить контрпропаганду и в других направлениях.
     Нужно попытаться доказать, что военная оккупация территории Украины не имела никаких фактических и юридических оснований, а следовательно является актом агрессии. Нужно попытаться донести это до российской аудитории. Как – это вопрос ко всем журналистам, дипломатам, политологам – найдите способы. Может быть, надо сотрудничать с честными российскими журналистами. Четче изложить эти аргументы на международной арене.
     Нужно послать официальную ноту Российскому правительству с требованием признать легитимность украинской власти (подтвержденным четкими доводами и фактами), попытаться остановить эту ложь (опять же аргументировано обозначенную) и сесть за стол переговоров с участием представителей международных организаций.
     Копию этой ноты нужно обязательно направить в Совет Безопасности ООН или другую авторитетную организацию. Нужно сделать так, чтобы кремлевская власть выглядела не борцом с экстремизмом, а политической силой, не желающей считаться с теми, кто ей не нравится. Одно дело – доказывать, хорошие мы или плохие, другое – представить факты, которые нужно или опровергать другими фактами, или согласиться с ними.
     Я понимаю, что эта нота может не дать никакого результата. Скорее всего, это будет именно так. Но, во-первых, нужен прецедент. А, во-вторых, вещи будут названы своими именами. Слышать ложь и ничего не делать – значит негласно соглашаться с ней. Нужно противопоставить лжи аргументированную правду. Это единственное самое надежное средство против дезинформации.

     Если вы играете в карты, а ваш соперник оказывается шулером, вы неминуемо проиграете. Но если вы открыто заявите, что он вытащил из рукава козырного туза, которого не было в колоде, у вас появится шанс.

     Руководителям страны надо немедленно включиться в информационную войну, иначе придется вести настоящую войну. Они должны отразить информационную атаку на высшем уровне. А все мы можем вести «уличные бои», отвоевывая отдельные улицы и дома. Сопротивление нужно вести даже тогда, когда, кажется, что ничего нельзя сделать, когда возникает ощущение, что все потеряно. Его не надо прекращать никогда.

В завершение – о юморе

     Хочется все же закончить на веселой ноте. Мы помним, какую важную роль сыграла политическая карикатура в антигитлеровской пропаганде во Второй мировой войне. Значение юмора трудно переоценить. Уже сейчас появляются политические карикатуры, мгновенно реагирующие на меняющиеся события.
     Такие материалы есть в Интернете, но их еще мало, чтобы стать критической массой, способной нейтрализовать оголтелую пропаганду. Юмор способен разрушать изнутри насыщенное ложью информационное пространство, оздоровляя и укрепляя его.

     Народ, который смеется, победить невозможно!

     Призываю всех, ищите в Интернете, в других источниках, тиражируйте, придумывайте сами карикатуры, анекдоты на темы борьбы с войной и даже простой добрый юмор, поднимающий моральный дух всех нас. Сейчас это очень нужно.
     Я бы добавил больше юмора и на каналах телевидения. Под натиском юмора «карточный домик» кремлевской пропаганды рухнет раньше.
     Помните, наше дело – правое!

 

Дата публикации: 8 марта 2014 г.

 

Другие статьи авторы на близкую тематику:

Убивающие дракона: очерк патосоциологии Новый Майдан или «парламентская революция»?
Гражданское общество Украины: свобода или смерть «Ампутация мозгов», или Нужен ли нации научный интеллект?
Современная Украина в свете исторических травм Информационный Франкенштейн, или Реальные последствия информационной войны
Всегда ли истина посередине? «Крымнаш», или еще раз об исторической справедливости
Социальные конфликты и групповая идентичность Журналистика должна быть честной, иначе она становится опасной

 

К общему списку публикаций

 

Назад