Социальные конфликты и групповая идентичность

Павел Горностай,
доктор психологических наук

 

 
Елена Аликина
Фото с сайта BB.LV
 

     Если проблема не решается, а "спускается на тормозах", она возвращается вновь, причем в более сложном варианте.
     После "Оранжевой революции" 2004-5 годов не было решено много проблем, но я назову только две из них: 1) проблема правовой оценки того, что произошло (фальсификации результатов выборов); 2) проблема социально-психологических оснований сложившейся ситуации, прежде всего - расслоения общества.

Первая проблема

     Хочется спросить: была бы возможна в правовом обществе ситуация, когда после доказательства Верховным судом Украины факта фальсификации 10 % (около 3 миллионов) голосов во время выборов Президента Украины в 2004 году, не было открыто ни одного уголовного дела по этому поводу? А ведь это событие равносильно государственному перевороту, так как власть переходила не к фактически избранному, а к его политическому оппоненту. Возможно ли в правовом государстве, чтобы главные организаторы фальсификации не только избежали уголовной ответственности, но и впоследствии заняли ключевые посты в государстве?
     Вопросы скорее риторические. Тем не менее, председатель Центризбиркома, руководивший фальсификацией, возглавил потом юридическую (!) академию. Владелец теневого сервера, где незаконно обрабатывались протоколы и сфальсифицированными передавались в ЦИК, впоследствии занял важные государственные должности. И, наконец, главный фигурант этого переворота через пять лет стал Президентом страны! Я уже и не говорю о сотнях других участников этого процесса, чьи деяния подпадают под статьи Уголовного кодекса Украины.
     Все это не только не способствует формированию правового сознания, необходимого для существования демократии, но и провоцирует правовой нигилизм, являющийся очень опасной социально-психологической основой возможного правового беспредела. Во что это вылилось на практике, мы видели на примере событий зимы-весны 2014 года, да и всех 4-х лет правления победившего криминалитета. Нерешенная проблема сделала возможной криминальную власть в 2010-14 годах со всеми вытекающими из этого последствиями.

Вторая проблема

     Что касается второго вопроса, то тут ситуация еще сложнее. Майдан 2004 года показал не только резкое размежевание приверженцев разных кандидатов в Президенты, расколов страну практически пополам. Он высветил социальные противоречия, противостояние того, что психологи называют разными групповыми идентичностями. Эти конфликты не межэтнические, и даже не межязыковые, хотя различие в языке и характеризуют конфликтующие между собой общности людей.
     Украина представляет собой очень неоднородное сообщество, состоящее из больших групп людей с разными идентичностями, проявляющимися в языке, культуре, политических симпатиях, религиозных чувствах. Этот факт сам по себе не является угрожающим, если его не использовать в политической игре, если не раскачивать эти противоречия с целью дестабилизации общества и разрушения государственности. Мало того, социокультурные различия разных регионов прекрасно уживаются, если в обществе помимо частных идентичностей сформирована общая идентичность, строящаяся на общих ценностях, целях, интересах. Если не насаждается ксенофобия и из людей, отличающихся от других, не делают "образ врага".
     В нашей стране эта проблема не была решена, она даже не была поставлена должным образом. Это стало одной из причин того противостояния в обществе, которое мы наблюдали в 2004-5 годах во время Оранжевой революции [1], и которое должно было стать сигналом для немедленного решения этих проблем с привлечением не только политиков и экономистов, но и ученых - социальных психологов, социологов, психотерапевтов. Тогда мы не наблюдали бы спустя 10 лет новую вспышку социальных противостояний.
     Сейчас многие говорят о том, что эти противоречия надуманы, навязаны извне, что наша страна едина в своем стремлении к целостности и неделимости, за исключением кучки сепаратистов. Конечно, влияние извне (в виде российской агрессии) существует. Мало того, оно является главным дестабилизирующим фактором. Но, с другой стороны, эти противоречия имеют внутреннюю природу и отдаленные культурно-исторические предпосылки.

Истоки различий в идентичностях

     Сложности украинской ментальности связаны с разрозненностью истории: есть, как минимум, три части Украины, которые по-разному входили в состав Российской империи. За три столетия Украина пережила три воссоединения. В 1654 году состоялось то, что мы называем "воссоединением Украины с Россией", но на самом деле присоединилась лишь Левобережная Украина (восточнее Днепра). В 1793 году состоялось присоединение Правобережной Украины, и лишь в 1939-45 годах была присоединена Западная Украина. Поскольку разные украинские земли были в составе разных государств (Польши, Австро-Венгрии, Чехословакии, России и других), были связаны с разными политическими группами, социокультурными сообществами, Украина просто не может быть однородной в плане менталитета, языка, идентичности [2].
     К этому добавляется сложность взаимоотношений разных групп людей, представляющих разные идентичности, и множество социальных, политических и военных конфликтов. Взять, хотя бы, противостояние Красной армии и УПА, которое не получило должного завершения и по сей день.
     Все это очень серьезные реальности, которые нельзя игнорировать и с которыми все должны считаться - и политики, и журналисты, и ученые (прежде всего - психологи). Как и в природе, в общественной жизни существуют объективные социально-психологические законы, которые можно пытаться игнорировать, но которые нельзя отменить. Если вы проигнорируете закон всемирного тяготения и прыгнете из окна дома, думая, что сможете полететь, то вам будет очень больно. Если игнорировать законы социальной психологии, то тоже может быть больно, причем - большому количеству людей. Кстати, в истории человечества подобные общественные противоречия часто становились причиной гражданских войн [5].
     Можно привести много примеров, когда разные идентичности составляют основу общественного противостояния. Один из самых ярких - конфликт между белым населением и афроамериканцами в США, который до 60-х годов XX века достиг почти катастрофических масштабов. В решении этой проблемы участвовали не только политики и общественные деятели, способствовавшие принятию в 1964 году закона о запрете расовой дискриминации, но и социальные психологи, использовавшие технологии работы с межгрупповыми конфликтами в обществе, среди которых один из самых интересных является социодрама. Как результат эффективного решения этих проблем - темнокожий президент США, избранный американцами уже на второй срок.

Социодрама

     Этот метод [3, 4, 5] очень эффективен для работы с многочисленными факторами социальной напряженности (классовыми, межэтническими, межконфессиональными), по преодолению негативных тенденций групповой динамики, межгрупповых или внутригрупповых противостояний и конфликтов, образа врага. П. Ф. Келлерман выделяет три основных аспекта ее применения: 1) социодраму кризиса, направленную на преодоление последствий коллективных травм; 2) политическую социодраму, направленную на преодоление общественной дезинтеграции и расслоения общества; 3) социодраму разнообразия, направленную на решение конфликтов, вызванных стереотипами, предубеждениями, расизмом, нетерпимостью, навешиванием ярлыков и/или негативной предвзятостью к людям из-за различий между социальными группами [3, с. 9-18] .
     Описанные противоречия (я буду называть их "различиями идентичностей") нельзя решать путем подавления или нивелирования разнообразия. Наоборот, нужно способствовать самоопределению больших групп людей. Необходимо найти все возможные и приемлемые способы для этого. Есть силы, которые мешают этому процессу. Это, прежде всего, крайние радикальные течения, не признающие других и стремящиеся к победе своей идентичности над всеми другими. Такой силой, является, например, радикальный национализм. Раньше национализм приписывался только украинцам. Сейчас мы видим, что настоящую опасность для мира представляет русский национализм, доходящий до уровня фашиствующего нацизма.

Каковы психологические основы сепаратизма?

     Когда большая группа людей оказывается в меньшинстве, она чувствует угрозу своей идентичности и пытается спасать ее всеми доступными средствами. Одним из них является стремление к сепаратизму. В сущности - это нормальная реакция, если угроза достаточно реальна. Но если опасность искусственно усилить (для этого и используется недобросовестная политическая пропаганда), то можно создать сильные сепаратистские настроения там, где объективных предпосылок не существует или они были явно недостаточными. Именно это произошло в Крыму и сейчас происходит в Донбассе.
     Там наблюдается невиданный всплеск ксенофобии (направленный, прежде всего, против всего украинского), которого не было даже при Сталине. Эта ненависть является питательной средой для терроризма. Но одними силовыми методами, подавляя терроризм, проблему не решить. Нужна терпеливая психологическая работа с людьми, потому что общественное настроение (а тем более, общественное мнение) - это большая сила, способная поднять лидера или, наоборот - лишить его всяческой социальной поддержки. После массированной информационной войны нужна глубокая психотерапевтическая (или социотерапевтическая) реабилитация.

Вредные иллюзии

     Мне могут возразить, что сейчас, к сожалению, "пожарная" ситуация, и необходимо заниматься тушением пожара, а не его профилактикой. Но если мы, образно говоря, не уберем из очага огнеопасные материалы, или позволим кому-то "поливать бензином" то, что мы собираемся тушить, мы никогда не справимся с огнем.
     Очень опасная иллюзия, что ситуация может рассосаться сама, стоит лишь принять правильные политические решения и силовые меры, а других действий не нужно. Не менее опасная иллюзия, что люди разных регионов станут одинаковыми, или хотя бы очень похожими. Или одной части страны удастся "перевоспитать" или "исправить" другую.
     Нужно отбросить иллюзии и использовать все возможные шансы для прогресса. Прежде всего - создать у всех чувство безопасности и уверенность, что никто не будет "переделывать" их идентичность (я уже не говорю о притеснениях). Необходимо разрешить другим быть другими. Во что бы то ни стало добиться понимания того, что все могут быть разными, и одновременно - хорошими. Отказаться от образа врага в представлении другой идентичности. Как одну из главных ценностей нужно развивать максимальный плюрализм и терпимость, отказаться от пропаганды крайних точек зрения, например - радикального национализма.
     Не дай Бог, чтобы возникла ситуация, когда одна идентичность побеждает другую, что бы за этим ни стояло: территория, политическая ориентация, язык или вероисповедание. Например: мы "победили", поэтому можем отменить закон о языках, которые вводили "проигравшие". Это решение было не только несвоевременным. Оно шло вразрез со всеми соображениями, о которых шла речь выше, а поэтому было опасным. Оно дало аргументы в руки тех, кто хотел разыграть сценарий раскола страны.

Шансы и ресурсы

     Общество состоит, прежде всего, из людей. Поэтому нужна грамотная социально-психологическая и информационная работа с людьми, а не только борьба с терроризмом, люстрация чиновников, прогрессивные законы и экономические реформы. Для этого есть много специалистов - социальных психологов, психотерапевтов, конфликтологов. Они по мере сил и возможностей пытаются участвовать в решении общественных проблем. Но это надо делать на государственном уровне. Нужно решать социальные конфликты психологическими (а не только политическими) средствами. Нужна социальная и патриотическая реклама. Нужна грамотная информационная политика, направленная на тех, кто стал жертвами информационной войны, и многое другое.
     До сих пор власть почти ничего не делала для решения этой проблемы. Может быть, представители психологической науки были недостаточно настойчивыми, чтобы доказать необходимость своего участия. А может быть, тоже недооценивали ситуацию. Я чувствую и свою ответственность.
     Но сейчас еще не поздно исправить ситуацию. Мы только начинаем строить новое общество. Еще не сделали фатальных ошибок, а совершенные ошибки (хочется верить) не стали необратимыми. Есть много позитивного в том, что происходит. Но для успеха необходимо использовать все ресурсы, а основным ресурсом Украины является интеллектуальный и творческий потенциал ее людей (в том числе - и представителей психологической науки). Наша страна заслужила, выстрадала для себя право на счастливое будущее.

 

Литература

  1. Горностай П. П. Социодрама на Майдане: Четыре цвета украинской политики // Психодрама и современная психотерапия. - 2004. - № 4. - С. 43-49.
  2. Горностай П. П. Колективна травма та групова ідентичність // Психологічні перспективи. Спеціальний випуск: Актуальні проблеми психології малих, середніх та великих груп. - Т. 2. Проблема цілісності суспільства, групи та особистості. - К., 2012. - С. 89-95.
  3. Келлерман П. Ф. Социодрама // Психодрама и современная психотерапия. - 2004. - № 4. - С. 7-21.
  4. Кукиер Р. Психодрама Человечества. Действительно ли это утопия? // Психодрама и современная психотерапия. - 2004. - № 4. - С. 29-42.
  5. Moreno J. L. Who shall survive? Foundations of Sociometry, Group Psychotherapy and Sociodrama. - Beacon, N.Y. : Beacon House Inc., 1953. - cxiv; 763 p.
  6. Volkan V. Bloodlines: from ethnic pride to ethnic terrorism. - New York: Farrar, Straus and Giroux, 1997. - 280 p.

 

Дата публикации: 15 мая 2014 г.

 

Другие статьи авторы на близкую тематику:

Убивающие дракона: очерк патосоциологии Новый Майдан или «парламентская революция»?
Гражданское общество Украины: свобода или смерть «Ампутация мозгов», или Нужен ли нации научный интеллект?
Современная Украина в свете исторических травм Информационный Франкенштейн, или Реальные последствия информационной войны
Всегда ли истина посередине? «Крымнаш», или еще раз об исторической справедливости
«Карточный домик» кремлевской пропаганды Журналистика должна быть честной, иначе она становится опасной

 

К общему списку публикаций

 

Назад