Новый Майдан или «парламентская революция»?

 

 

«Демократия – худшая из возможных форм правления, но лучшей еще никто не придумал».

Уинстон Черчилль

© Рафаэль Санти «Афинская школа»    

 

Между точкой замерзания и точкой закипания

Политический кризис нельзя объявить, назначить, искусственно создать. Его, конечно, можно спровоцировать, но для этого надо, чтобы уже существовали предпосылки, лишь обостряемые, обнажаемые каким-либо событием. Таким «спусковым крючком» три месяца назад стало заявление министра экономического развития и торговли Айвараса Абромавичуса об отставке и о коррупции в высших эшелонах власти.

Нет, конечно, о коррупции все хорошо знали и до этого, но, одно дело – когда о ней говорят журналисты (даже если они имеют мандат народных депутатов), и совсем другое – официальное заявление высокого должностного лица. Это переводит проблему на новый уровень. А точнее – с уровня лжи или полуправды на уровень хотя бы относительной правды, когда притворяться по-прежнему – уже нет возможности.

Таким же «детонирующим» событием в свое время стал сбитый над Донбассом малазийский Боинг, когда мир вдруг «прозрел» и «увидел» российских агрессоров там, где раньше их никто «не замечал».

К сожалению, такого «прозрения» не всегда хватает надолго. Находятся силы, способные замять, заболтать, замылить глаза всем и вся, утопить кризисные факты в потоке вранья и вернуть ситуацию на уровень полуправды и деланья вида, что все хорошо. Как в старые советские времена – у телевизора с программой «Время».

Но точно так же, как кризис нельзя «назначить», его нельзя и запретить, закрыть, отменить. Можно только загнать его в глубину псевдорешением, видимостью реформ. Но противоречия от этого не только не исчезнут, они еще более углубятся, а за этим неминуемо последует новый кризис, намного тяжелее предыдущего. А кризисы всегда заканчиваются большими переменами. Часто – революциями.

Утверждение украинской власти, что нынешний политический кризис исчерпан созданием нового правительства – это очередная порция убаюкивающей нас лжи, количество которой уже начало вызывать явное чувство тошноты. Кризис не только не исчерпан, но еще более углублен, так как мы сейчас дальше от его решения, чем были месяц или два назад. Кризис по большому счету не будет исчерпан, пока не будут решены две главные проблемы современной экономики и политики:

1. Коррупция, которая пронизала все поры нашего государства и которая не только не имеет шансов быть поборотой, но, наоборот, все укрепляется, находя поддержку во всей вертикали государственной власти, начиная с самой верхушки.

2. Узурпация власти Президентом Украины, как нарушение Конституции в вопросах государственного устройства в нашей стране.

Важнейшую проблему отсутствия необходимых реформ, в ожидании которых просто изнывает украинское общество, я рассматриваю как следствие первых двух проблем. Без их решения никакой прогресс в этом деле будет невозможен.

Первая проблема уже превратилась в аксиому. О ней говорят все (даже те, кто живет от коррупции, хотя и на словах «борется» с ней), а лишнее упоминание вызывает разве что оскомину. Вторая – тоже вроде бы не новость, но значительная часть нашего общества не видит в ней большой беды. А напрасно, ибо эта проблема не только тесно связана с первой, но и более важная, фундаментальная, так как фактически парализует механизм, способный с этой коррупцией совладать.

Какие риски все это создает для нашей страны, для ее безопасности? Очень большие.

Когда-то, в самом начале военной агрессии России против Украины, после известного заявления Путина о женщинах и детях, стоящих перед российскими военными, появилось много карикатур примерно такого содержания: украинский солдат закрывает собой коляску с ребенком, а российский – подло стреляет, используя ее как прикрытие (см. рисунок).

 
 

Если путинцы творили свои беззакония, прикрываясь женщинами и детьми, чего они и не скрывали на самом высоком уровне, то наша доблестная власть творит беззакония, прикрываясь национальной безопасностью страны. «Мол, вы не посмеете против нас выступать (затевать новый Майдан, устраивать народную люстрацию и т.п.), так как беспорядки будут на руку Кремлю, он воспользуется этим, и нас можно будет брать голыми руками. А мы тем временем будем делать все, что хотим: воровать, грабить вас, отправлять на смерть, арестовывать тех, кто нам неугоден. Вы ведь не посмеете рисковать безопасностью страны? Вы же патриоты?»

Вот, такие дела! И, надо сказать – это работает. Но, до поры до времени.

Мы находимся сейчас между «точкой замерзания» и «точкой закипания». Между началом новой стагнации (а может быть даже потерей государственного суверенитета) и революционным обострением противоречий, способным привести к социальному взрыву. Общая тенденция такая – постепенное, но неуклонное накапливание противоречий, рост недовольства и эмоциональной напряженности, создание предпосылок для социального взрыва. Возвращение назад все же – маловероятно. Но сохранение равновесия и социальной стабильности при возрастающих противоречиях и недовольстве народа – вещь ненадежная. А тут еще власть подливает «бензина в огонь» новыми тарифами и другими антинародными «новшествами», выдаваемыми за реформы, как будто умышленно провоцируя и испытывая терпение людей. А оно, каким бы большим ни было – вещь не беспредельная.

Когда началась контрреволюция?

Сейчас много говорят о контрреволюции, которая фактически уничтожила все завоевания Революции достоинства. Хотя, если честно – какие завоевания? Скорее ожидания, хоть они и были очень большими. А сейчас от них остались лишь сожаления обманутых надежд.

Контрреволюция действительно происходит, но началась она не с перетасовки старой колоды карт под названием «создание нового правительства», и не со сдачи парламентом своих позиций, когда не была проголосована отставка Яценюка (как писали об этом многие СМИ), а намного раньше. Она началась в конце лета 2014 года, когда принималось решение о роспуске Парламента и внеочередных парламентских выборах, и когда было провалено принятие нового «Закона о выборах в Верховную раду».

Этот провал и был началом контрреволюции, которая продолжается и сейчас, набирая обороты.

Тогда все хорошо понимали, что без нового закона выборы рисковали превратиться в очередную манипуляцию властью (что и произошло в действительности). Были все возможности принять его до начала избирательной кампании. Но это сделать не удалось, новый закон даже не был принят в повестку дня Верховной рады. Случайно ли?

Можно долго спорить, нужна ли была такая поспешность, вызванная, как тогда утверждали, сложностью обстановки и необходимостью экономить бюджетные средства. Сейчас это выглядит наивным, как и утверждение, что президентские выборы должны были обязательно пройти «в один тур» (иначе – война!). В действительности, и чем дальше, тем это очевиднее – все это происходило не случайно, это было хорошо продуманной стратегией прихода к власти определенных политических сил с далеко идущими последствиями.

Прежде всего – досрочные выборы были выгодны новому Президенту для начала процесса узурпации власти. Сейчас это понятно как никогда. Но это можно было сделать только со старым законом о выборах, давая возможность искусственно создать свое большинство в парламенте. Выборы были нужны тогдашнему премьеру Яценюку для получения необходимой поддержки в законодательном органе. То, что рейтинг «Народного фронта» впоследствии упал почти до нуля – нестрашно, ведь в Верховной Раде оставалось необходимое количество мест, а эта квота – на несколько лет. Теперь понятно, почему новый парламент получился именно таким?

По трагической «случайности» эта «парламентско-президентская контрреволюция» совпала с завершением активной фазы «Антитеррористической операции», Иловайской трагедией и началом долгого процесса сдачи украинского суверенитета под названием «Минский процесс». А может быть, это – не «случайности»?

Почему я так настаиваю на новом законе о выборах? Почему он так необходим? Попробую обосновать.

Новый закон должен был создать «пропорциональную избирательную систему с открытыми региональными списками». В наших условиях – это принципиально (я бы сказал – жизненно) важно. Такая система является наиболее демократической и дает максимальную вероятность прихода к власти в Верховной Раде представителей общества, имеющих наибольший политический авторитет. Старая, смешанная избирательная система с закрытыми списками, действующая до сих пор, позволяет, во-первых, на мажоритарных округах побеждать кандидатам, пользующимся админресурсом, подкупом избирателей, манипуляцией с помощью СМИ (а мы хорошо знаем, кому они принадлежат). Во-вторых, в закрытых партийных списках есть возможность протащить необходимое количество «нужных» кандидатов для «решения» любых законодательных вопросов (так называемых «тушек»), выгодных власти, а не обществу. Фактически, речь идет о продаже этих мест. Вы понимаете, что это значит? Все это делает систему коррупции практически неуязвимой.

Узурпация власти президентом – это не пустые метафоры, это – факты. Что мы имеем? Конституцией Украины предусмотрены прямые полномочия Президента (лично и через советы и комитеты, например, СНБО). Кроме того, он реализует власть как главнокомандующий, через назначаемых им генерального прокурора и глав областных администраций, через министра обороны, министра иностранных дел и главу СБУ, кандидатуры которых он подает в парламент. Это немало. Этого достаточно, чтобы заниматься вопросами безопасности и суверенитета государства.

Но на деле, кроме этого, в результате политических игр, манипуляций, обмана, вплоть до нарушения законов, мы сейчас имеем полностью подконтрольные Президенту Верховную Раду, премьер-министра и правительство, избранное пропрезидентским большинством парламента. Президент имеет также сильное влияние на всю судебную систему, включая Конституционный суд. Таким образом, все ветви власти (законодательная, исполнительная и судебная) сосредоточены фактически в одних руках. Соблазн от злоупотребления властью в такой ситуации не просто велик, он зашкаливает. Как результат – можно контролировать не только важнейшие вопросы внутренней жизни страны, но и систему коррупции со всеми вытекающими из этого выгодами.

В значительной мере нынешний Президент контролирует и медиа («четвертую власть»), сам являясь медиамагнатом и влияя на других медиамагнатов, как элементов коррупционно-олигархической системы. Становятся понятными многие процессы вокруг некоторых неподконтрольных олигархии СМИ, вплоть до запретов и судебной расправы над ними. Особенно теми, кто открыто борется с коррупцией. Это нужно для полной абсолютизации власти, а на деле является одной из составляющих борьбы системы с гражданским обществом. Но мы должны понимать, что олигархи совершают контрреволюцию нашими руками. Гражданское общество должно выдвинуть своих лидеров и показать уровень организации, достаточный для того, чтобы взять власть в свои руки. А мы все должны в этом ему помочь.

Преимущества парламентаризма

Выходом из сложившейся ситуации может стать реальное, а не только на бумаге, утверждение парламентаризма в Украине – парламентская революция.

Почему выгодна парламентская или парламентско-президентская республика, а не наоборот? При всех его многочисленных недостатках парламентское правление является более демократичным с меньшим риском диктатуры власти, чем президентское. Как говорил гениальный политик Уинстон Черчилль, «демократия – худшая из возможных форм правления, но лучшей еще никто не придумал».

Подтверждение этому можно найти истории двух наших революций (2004 и 2014 годов), спровоцированных этой самой диктатурой власти (в лице президентов страны).

Какую роль в этом сыграл наш парламент? В первом случае он сумел взять ситуацию (фактически – власть) в свои руки в очень трудный момент нестабильности, грозившей социальным взрывом и массовым кровопролитием. Тогда Верховная Рада отменила результаты второго тура президентских выборов 2004 года и подала иск в Верховный суд Украины о фальсификации голосования, который выиграли демократические силы.

Во втором случае, в самый драматический момент революции, поздним вечером 20 февраля 2014 года (в день расстрела «Небесной сотни») депутаты сумели собраться и остановить кровавый сценарий подавления акции протеста на Майдане. Если вы помните, было принято решение о выводе всех силовых структур с Майдана и возврат их в места постоянной дислокации. В течение еще нескольких дней Рада конституционным большинством приняла ряд важных решений по изменению власти в стране, в том числе и сформировала новое правительство (взамен распущенного Януковичем еще в январе 2014-го).

Поверьте, я не питаю особой симпатии к нашей законодательной власти, которая, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Тем более, когда речь идет о парламентах, избранных соответственно в 2002 и 2012 годах, коррумпированных, справедливо критикуемых, как недемократичные, как «власть миллионеров и миллиардеров». Но в то же самое время, народные депутаты, использовавшие власть для личного обогащения, в моменты смертельной опасности для страны, благодаря какому-то невероятному инстинкту самосохранения, все же спасали ситуацию. Нетрудно представить, какими ресурсами управления будет обладать парламент, избранный демократическим путем, и представляющий собой не финансово-олигархическую, а профессиональную и нравственную элиту гражданского общества.

Что касается института президентства, то здесь картина почти противоположная. Мы сейчас наблюдаем уже третью за последние 12 лет нашей истории попытку узурпации власти, которая реально может закончиться Майданом, как и две предыдущие. Выводы делайте сами.

Что можно резюмировать?

Без кардинального переформатирования власти в стране в нынешней ситуации не обойтись. Это уже начинают понимать все. Какие возможны решения? Один из способов изменения власти – это революция. Но главная задача – не просто передать власть от одних к другим (тем более – из той же самой политической обоймы), а сменить систему власти, сделать ее по-настоящему демократической. Если это осуществлять последовательно, без популизма, то нужно фактически передать власть гражданскому обществу. Точнее – найти способ, как гражданскому обществу взять эту власть (которую добровольно никто отдавать не захочет). На данный момент – это наиболее реальная сила в обществе, способная принести демократию в политику.

Как это сделать? Мы имеем сейчас альтернативу: или новый Майдан, новая вооруженная революция (если хотите – ее можно назвать продолжением, завершением прежней, это сути не меняет), или «парламентская революция», которой могут стать внеочередные выборы в Верховную Раду. Парламентская революция – это едва ли не единственная из возможных на данный момент бескровных, ненасильственных, невооруженных способов смены власти. К этому есть все предпосылки: экономические, политические, социальные.

Но есть одно обязательное условие, несоблюдение которого приведет к очередному фарсу и необходимости все начинать сначала. Чтобы новые выборы действительно дали результат, чтобы мы не избрали парламент еще худший, чем нынешний, выборам должна предшествовать реформа избирательной системы и принятие нового «Закона о выборах народных депутатов». Иными словами новый парламент нужно выбирать ТОЛЬКО по открытым партийным спискам и на пропорциональной основе.

Если понадобится, нужно будет заставить старый состав Верховной Рады принять этот закон, вплоть до силового давления на парламентариев с помощью организованных акций протеста. В этих условиях это будет самым большим «насилием», но необходимым, так как оно позволит избежать настоящего насилия, грозящего перерасти в кровавую трагедию.

Достаточно ли готово общество к осознанию ситуации? Не знаю. Настроения очень разные, порой поляризованные: от мнений, что надо охранять власть от любой критики, до призывов к свержению власти. Идея досрочных выборов часто дискредитируется высказываниями, что это, дескать, выгодно определенным политическим силам. Да, выгодно. Скажу больше, многие на этом будут преследовать свои политические интересы. Но на то и открытость выборов и списков, чтобы эти риски минимизировать.

В любом случае – это, безусловно, выгодно обществу. И не просто выгодно, а жизненно необходимо. Пока еще не поздно нам сохраниться, как суверенной стране, пока еще есть шансы построить государство на принципах демократии и права, а не на договорняках, коррупционных схемах, телефонном «праве» и лживой политике.

Есть ли гарантии, что таким путем мы добьемся своих целей? Конечно, нет. Не существует не только гарантий, но и достаточной уверенности. Но, тем не менее, это – хороший шанс. Если его не использовать, дальнейшее сползание в кризис будет продолжаться, и вероятность стихийного бунта будет только возрастать.

И очень многое зависит от общества, от всех нас. От того, пойдем ли мы на выборы, будем ли думать, прежде чем голосовать, начнем ли хоть какую-то ответственность брать на себя. И главное – КОГО мы будем избирать. По большому счету, в такой ситуации от нас, от нашей воли и нашего выбора может зависеть почти все.

 

© Павел Горностай,
доктор психологических наук, профессор

 

Дата публикации: 7 мая 2016 г.

 

Другие статьи авторы на близкую тематику:

Убивающие дракона: очерк патосоциологии Гражданское общество Украины: свобода или смерть
«Ампутация мозгов», или Нужен ли нации научный интеллект? Современная Украина в свете исторических травм
Информационный Франкенштейн, или Реальные последствия информационной войны Всегда ли истина посередине?
«Крымнаш», или еще раз об исторической справедливости Социальные конфликты и групповая идентичность
«Карточный домик» кремлевской пропаганды Журналистика должна быть честной, иначе она становится опасной

 

К общему списку публикаций

 

Назад